МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 


 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Майя > История и культура >

Собрание заблуждений о древних майя

 

1. Государство или Империя Майя.

Понятия, довольно-таки часто встречающиеся в научно-популярной литературе и таких же фильмах, а так же в околонаучных разглагольствованиях о пришельцах из космоса и т.п.

У майя, в отличие от ацтеков и инков, не существовало единого государства. Каждый город-государство проводил свою политику, заключал союзы, вёл торговлю, объявлял войны, имел свою армию, территорию, вассалов и всё, что полагается нормальному городу-государству Древнего Мира. Это можно сравнить с государственным образованием типа Древней Руси периода раздробленности, со всеми вытекающими отсюда последствиями: поножовщиной, братоубийственными разборками и т.д. Но причины этих войн у нас и у них были различны.

Южные города-государства майя классического периода вели междоусобные войны, в основном, по экономическим причинам (контроль над торговыми путями и расширение территорий), а мы рубились, выясняя старшинство и толщину шей конкретных персон, а так же значимость родов. Эти же причины появились и у юкатанских майя постклассического периода.

 

2. Майя покинули свои города. Сначала майя покинули южные города и переселились на север Юкатана, где основали новую Империю, а затем покинули и северные города.

Очень старое и модное заблуждение. Действительно, раньше считалось, что города Юга были покинуты и майя переселились на Север. И с этим «переселением» связано ещё одно заблуждение - поиск причин, по которым были покинуты города. Но, на самом деле, на Севере города существовали и в классический период (Коба, Чичен Ица, Ушмаль), одновременно с южными.

Например, последняя дата в Тикале - 899 год, но это не означает, что в этом году всё население упаковало свои пожитки, взвалило поклажу на спину и двинулось куда-либо (ну на тот же Юкатан).

Да, было. Тикаль, как и другие города классического юга, опустел. Но на то могли быть и экономические и военно-политические причины и обычный упадок культуры, который часто встречается во всём мире. Ещё нужно помнить о том, что простые горожане жили не во дворцах, а в обычных хижинах, в которых и оставались после того, как «покинули» свои города и живут поныне, никуда не уходя и точно так же, как и тысячу лет назад обрабатывают свои кукурузные поля.

 

3. Испанцы уничтожили народы и культуру майя и их города.

Да нет, видел я и майя и их города, в которых они живут. Только города эти выглядят сейчас по-другому, но, ведь на улице-то сейчас XXI век.

Так что майя не исчезли, а живут в тех же местах, а в некоторых древних городах (Исамаль, Аканчен) майя и теперь живее всех живых. А вот испанцы уже куда-то исчезли. Города, построенные ими, стоят, а самих их не видно.

Нужно понимать, что при столкновении двух культур неизбежно их слияние и не нужно от этого особо печалиться, т.к. в результате рождается третья, самобытная, очень интересная культура.

 

4. «Хрустальный Череп» из Лубаантуна.

«Череп Митчелла-Хеджеса» - очередной пример умелой фальсификации. Город Лубаантун был открыт Томасом Ганном в 1903 г. Затем там работал исследователь Мервин в 1915 г. В 1924 г. Ганн вновь посетил Лубаантун, а вместе с ним увязался «путешественник» и «писатель» Ф.А. Митчелл-Хеджес, незадолго до этого «открывший» в Никарагуа следы Атлантиды. После этого в «Лондон Ньюс» Митчелл-Хеджес напечатал статью, где заявил, что открыл новый таинственный город майя, не упоминая при этом Т. Ганна.

Череп не имеет к Лубаантуну никакого отношения. Он якобы был найден там дочкой Митчелла-Хеджеса во время «экспедиции» в 1927 г. В 1926 и 1927 гг. в Лубаантуне работал Джойс, и Митчелла-Хеджеса в его проекте не было. Впервые о черепе Митчелл-Хеджес упомянул в 1943 г., когда такой же череп появился на Сотби. Так что хрустальные черепа ни к майя, ни к Мезоамерике отношения не имеют. Митчелл-Хеджес либо сам эти черепа там продавал, либо купил.

Митчелл-Хеджес никогда не был «известным британским археологом», никаких раскопок в Лубаантуне он не производил, а просто приезжал и бродил по руинам. Он написал книгу «Land of Wonder and Fear» («Земля чудес и страхов»), которую Томпсон прокомментировал: «to me the wonder was how he could write such nonsense and the fear how much taller the next yarn would be» («для меня чудом является - как он смог написать такую чушь, а страхом - как далеко он зайдет в этом в следующий раз»).

 

Продолжение следует...