МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Статьи по Северной Америке >

Первый бой Американской Революции:
Война Данмора, 1774 г.

Аркадий Абакумов

В 1764 г. пошло на спад великое восстание Понтиака. Однако надежды англичан на мир на Границе не оправдались: индейцы согласились зарыть топор войны главным образом из-за того, что король Георг III в знаменитой Прокламации 1763 г. гарантировал их землям неприкосновенность. Однако это было проще обещать, чем сделать. Поселенцы не собирались подчиняться условиям Прокламации. Чиновники Службы по делам индейцев пытались выступить посредниками между враждующими сторонами - но вывести «индейскую политику» из глубокого кризиса средствами дипломатии уже не представлялось возможным. Вооруженные конфликты между индейскими племенами и скваттерами не прекращались. Уже перед самой Революцией, весной 1774 г., «произошли трагические события, причины коих были нелепыми и даже абсурдными, а последствия - далекоидущими» [1]. Они получили разные названия по именам своих главных участников - индейского вождя Джона Логана (Тадаюте) [2], полковника Майкла Крезапа, или губернатора Виргинии Джона Мюррея Данмора [3].

Лорд Данмор

Театром военных действий послужила территория современных штатов Кентукки и Западная Виргиния. На нее одновременно претендовали несколько племен (шауни, делавары, минго и чероки), а также Лига ирокезов и колонии Виргиния и Пенсильвания. Колонисты применили испытанный способ - они обратились для переговоров лишь к одной, сильнейшей из индейцев стороне, без согласования с остальными.

Лига ирокезов претендовала на долину Огайо по праву завоевателя, и поэтому не видела ничего плохого в том, чтобы продать своим «английским братьям» часть «ненужных» ирокезам земель (исключая «раскольников» - племя минго [4] - они там вообще не показывались). За счет этой сделки вожди Лиги рассчитывали сохранить свои собственные владения. Все же остальные племена долины Огайо ирокезы объявили «приживалами», обитающими здесь «из милости» [5]. И эта точка зрения вполне устроила сэра Уильяма Джонсона, суперинтенданта по делам северных индейцев. В результате ирокезы и англичане подписали в 1768 г. договор в форте Стенвикс, по которому установили новую границу между своими владениями. Она теперь начиналась от истоков р. Мохок в Нью-Йорке и шла вниз по р. Огайо, от форта Питт до устья р. Теннесси. За территорию в современной западной Пенсильвании и Кентукки Лига ирокезов получила 10 тысяч фунтов; другие племена, естественно, не получили никакой компенсации [6].

Одним росчерком пера шауни и их соседи лишились своих богатых охотничьих угодий. В 1773 г. власти Виргинии (желая опередить конкурентов-пенсильванцев) послали в Кентукки землемеров, и племена, не подписавшие договор, встретили их с оружием в руках. Шауни открыто предупредили, что любой белый, дерзнувший показаться в Кентукки, заплатит своей жизнью - и выполнили свою угрозу, напав в мае 1773 г. на первую же партию землемеров. Они перебили всех, кроме одного. Его пощадили только затем, чтобы он смог рассказать о случившемся.

Однако на Огайо проживала всего тысяча шауни, из которых только 300 могли взять в руки оружие [7]. Поэтому они предприняли попытку привлечь на свою сторону соседние племена, уговаривая их оставить свои внутренние распри и вместе выступить на защиту своих земель. Именно тогда вожди шауни высказали ту идею общеиндейского единства, которую впоследствии развил Текумсе. «Ведь цвет кожи - это не все, что нас объединяет», - доказывали они. Посланцы шауни побывали на севере, у Великих озер, на западе, у индейцев Уобаша и Иллинойса, и на юге, во владениях криков, чероков и чикасо. Шауни пытались даже договориться со своими обидчиками - ирокезами. В 1770-74 гг. они провели у себя четыре межплеменные конференции.

Тем временем отряд виргинских ополченцев занял оставленный королевским гарнизоном форт Питт (современный г. Питтсбург) и превратил его в укрепленную военную базу. В следующем, 1774 году, губернатор Виргинии Джон Мюррей (лорд Данмор) в одностороннем порядке объявил западную часть Пенсильвании и Кентукки частью Виргинии, ссылаясь на старую колониальную хартию. На новые земли выехали поселенцы, которые стали столбить участки и строить городки (например, Харродсберг). Это не могло не привести к столкновениям с индейцами, и напряженность росла.

Маисовый Стебель

По приглашению торговца и переводчика Джорджа Крогана, группа вождей шауни (включая знаменитого Маисового Стебля [8]) прибыла в форт Питт для мирных переговоров. Однако Данмор воспользовался этим, чтобы арестовать вождей и взять их под стражу. Когда вождей все-таки освободили, они подверглись нападению банды скваттеров, которые застрелили брата Маисового Стебля, Серебряные Ноги. В ответ шауни перебили дюжину поселенцев.

Военные маневры губернатора не укрылись от внимания рядовых поселенцев, и, «предположив, что война уже началась» [9], 27 апреля 1774 г. группа скваттеров во главе с полковником М. Крезапом напала на стоянку мирных торговцев из племени шауни и вырезала всех, кто там находился. Люди Крезапа «потеряли нескольких лошадей и обвинили краснокожих в том, что они их украли. Но даже если все так и было, конокрадство - не то преступление, которое карается с такой бессмысленной жестокостью», - писал Ч. Браунелл [10].

«Резня Крезапа» произошла в местечке чуть ниже нынешнего г. Уилинг. Через месяц, в доме Бейкера на Желтом ручье (Йеллоу-Крик; ныне Стьюбенвиль, шт. Огайо) поселенцы учинили еще одну бойню. Инициаторами ее были некие Томлинсон и Дэниэл Грейтхауз.

Отряд индейцев показался на другом берегу ручья и стал лагерем напротив поселка. Белые заподозрили, что они пришли мстить за убитых Крезапом соплеменников. Индейцев было слишком много, чтобы открыто нападать на них, и тогда Грейтхауз решил пойти на хитрость. Он пригласил индейцев в свой дом, опоил алкоголем, а затем приказал перебить их всех - и мужчин, и женщин. В их числе были родные брат и сестра Логана. Спастись удалось лишь одному маленькому ребенку.

Историк XIX в. рассказывает об этих событиях так. «Вечером накануне тех печальных событий к Бейкерам пришла некая скво. Она казалась сильно расстроенной, почти не в себе, и ее слезы тронули хозяев. Те попытались успокоить несчастную и узнать, что же привело ее в такое смятение. Но она долго не решалась открыться, пока, наконец, не отозвала в сторонку жену хозяина и не рассказала ей все. По ее словам, индейцы задумали убить белую женщину и ее домочадцев и придут завтра исполнить свой злодейский замысел. Она же, всем сердцем не желая смерти возлюбленных друзей своих, решилась их предупредить». Назавтра к Бейкерам в гости пришли четверо индейцев, безоружных, с семьями (там были три женщины и ребенок), а их уже ждала засада - двадцать один вооруженный до зубов головорез. Гостей усадили за стол, напоили, завязалась пьяная ссора - брат Логана повздорил с хозяином - а в это время от другого берега отвалили несколько каноэ с воинами в полном боевом облачении. Тех индейцев, кто находился в доме, тут же безжалостно перерезали. Затем убийцы высыпали на улицу, открыли огонь по приближающимся каноэ и отогнали их» [11].

Тем не менее, вождь шауни Маисовый Стебель до последнего момента надеялся уладить дело миром. Он совершил поездку в форт Питт в надежде добиться выплаты компенсации семьям пострадавших. В «индейских войнах» это была обычная практика, которая многократно позволяла избежать кровопролития. Однако пример Крезапа «вдохновил» других поселенцев, и началась беспощадная резня индейцев во всех близлежащих селениях. Одной из жертв головорезов пал старый вождь делаваров, Храбрый Орел; через несколько дней его тело, оскальпированное и изуродованное до неузнаваемости, соплеменники подобрали в реке. После этого терпение индейцев истощилось.

Логан

Пока Маисовый Стебель находился в форте Питт, Логан в селении Вакатомика (где жили и минго, и шауни) собрал военный отряд и казнил 13 поселенцев близ устья р. Мускингум. О мире уже не могло быть и речи. В июле Логан заявил, что не собирается мстить дальше, но колонисты уже серьезно готовились к войне и начали эвакуироваться из пограничных городков. Губернатор Данмор объявил сбор ополчения.

Источники отмечают случаи мародерства среди самих колонистов. «Именем короны», под предлогом сбора средств для войны с индейцами, независимые командиры ополченцев грабили население, забирали имущество, расстреливали и угоняли скот [12].

Одновременно Данмор постарался лишить шауни возможных союзников, и преуспел в этом. Усилиями Крогана, суперинтенданта У. Джонсона и Дж. Робертсона (одного из основателей г. Нэшвилля) ирокезы, чероки и делавары согласились сохранить нейтралитет. Кроган отправил 6 мая делегацию к делаварам, которую возглавил вождь Белые Глаза. Парламентеры должны были заверить индейцев, что официальные власти не имеют к бандитам никакого отношения и сожалеют о том, что произошло. Делегация вернулась 24 мая и привела с собой 10 белых, которые все это время прожили под защитой делаваров. Их вожди пообещали Крогану не только не вмешиваться, но и позаботиться о белых торговцах, которые оставались с шауни. Правда, заверили они Крогана, шауни сильно разгневаны и не успокоятся, пока не получат сатисфакцию за понесенные обиды.

Впоследствии выяснилось, что Союз шести народов просто пригрозил остальным племенам войной, если они примкнут к «мятежу». В итоге шауни оказались в одиночестве. Ирокезы и большая часть делаваров предложили свои услуги в качестве мирных посредников. Их инициативу колонисты оставили без внимания.

Военный план Данмора сводился к тому, чтобы выступить против шауни двумя колоннами. Первая (примерно 1500 человек под командованием самого губернатора) должна была спуститься по р. Огайо и направиться к селениям шауни в центральном Огайо. Вторая колонна под началом полковника Эндрю Льюиса (1100 человек) наступала с юга. Оба отряда должны были соединиться там, где р. Огайо впадает в р. Канауха.

Маисовый Стебель не собирался начинать войну, к которой не успел как следует подготовиться. Племя охватила нерешительность: одни выступали за войну, другие призывали к благоразумию и даже предлагали отправить депутацию в Лондон, чтобы попросить защиты у «Великого отца». Не дожидаясь кровавой развязки, один из родов шауни просто отложился и откочевал вниз по р. Огайо (соплеменники точно не знали, куда именно, - в Миссури или в Алабаму). Однако положение уже было безвыходным.

Несколько месяцев война велась по принципу «выжженной земли», где ни одна из сторон не могла добиться решающего преимущества. Индейцы совершали набеги на поселки колонистов (Логан лично добыл до 30 скальпов). Виргинцы, в свою очередь, сожгли Вакатомику и еще пять селений повстанцев.

Вождям повстанцев было от чего прийти в отчаяние - они не располагали даже обычным для «индейских войн» численным преимуществом [13]. Выход оставался один - попытаться разгромить одну из колонн «Длинных Ножей». В случае успеха они могли рассчитывать, что соседние племена передумают и все-таки поддержат их. Индейцы решили атаковать отряд Льюиса, когда в октябре 1774 г. он сделал остановку на р. Огайо, у Пойнт-Плезант. Сейчас это территория штата Западная Виргиния.

Битва при Пойнт-Плезант

10 октября шауни и минго внезапно атаковали вражеский лагерь. Очевидец из виргинцев писал: «…Я не могу описать всю храбрость наших врагов. Мы такого и ожидать не могли - она превосходила все человеческие возможности. Их вожди постоянно воодушевляли своих людей, призывая их сражаться, как подобает мужчинам» [14]. Индейцы остановили авангард виргинцев и постоянно набрасывались на их линию. Однако сражение затянулось на целый день. Увидев всю бесплодность своих попыток сломить врага, Маисовый Стебель скомандовал отход. В этом бою виргинцы потеряли 140 человек, индейцы - заметно меньше. Однако они лишились многих лучших воинов; в их числе был Пакешинва, предводитель клана киспоко и отец Текумсе.

Надо отметить, что даже такой безрадостный итог возымел на Данмора некоторое действие. Он даже решил прервать кампанию, и только угроза бунта в отряде Льюиса вынудила его идти дальше [15]. В конце концов, индейцы оказались стиснутыми между двумя колоннами противника. Вожди повстанцев собрались на военный совет в селении Чиликоте, но, деморализованные поражением, не смогли выработать эффективного плана дальнейших действий. Тогда Маисовый Стебель вторично выступил с мирной инициативой. Свой поступок он объяснил так: «Что нам теперь делать? Длинный Нож идет на нас, и мы все умрем. Чтобы выжить, нам надо драться. Но неужели нам остается только убить наших женщин и детей и самим сложить головы? Я иду искать мира!» [16].

26 октября 1774 г. было заключено перемирие. Во время переговоров скваттеры едва их не сорвали, совершив несколько налетов на индейские лагеря. Однако Данмор хорошо контролировал ситуацию и довел дело до подписания договора. По соглашению в Кэмп-Шарлотт шауни, а также минго и делавары отказывались от всех своих прав на земли к югу от р. Огайо. Оно предусматривало, что «англичане не будут беспокоить индейцев к северу от реки, а те, в свою очередь, не будут мешать заселению земель к югу». Помимо этого, шауни обязались выдать всех белых «пленников». Так территория Кентукки была открыта для заселения.

«Война Данмора» вызвала широкий общественный резонанс. В случае с индейцами это представляется вполне понятным: многие индейские племена оказались втянутыми в нее прямо или косвенно. Война не обошла даже давних союзников англичан - ирокезов. Мать Логана происходила из племени кайюга, одного из членов Лиги, а в матриархальном обществе с сильными традициями кровной мести оскорбление родича было чревато серьезными последствиями. Именно в этом некоторые исследователи усматривали причину того, что с началом Революции ирокезы в основной массе отвернулись от колонистов.

Что касается самих колонистов, то уже тогда часть просвещенных граждан понимала: отнюдь не они являлись в этой войне потерпевшей стороной. Широкую популярность в колониях приобрела прощальная речь Логана: «Скажите мне, белые люди, что сделал вам Логан? Когда он отказывал кому-нибудь из вас в помощи - голодному в пище, уставшему - в крове? Когда началась последняя война, Логан остался в своем лагере и уговаривал врагов помириться. Я так любил белых, что мои сородичи показывали на меня пальцем: «Он - друг белых!». Я даже хотел научиться жить, как вы, чтобы быть ближе к вам. Но прошлой весной полковник Крезап, хладнокровно и безо всякого повода, убил всю мою семью. Он не пощадил ни скво, ни маленьких детей. Только тогда я поднял топор войны - а кто бы смог иначе? Я искал мести. Я убил многих. Хватит… Над моей страной засиял свет мира. Я протяну к нему руки - но не ищите радости или страха в моем сердце. Логану некого бояться, ему незачем беречь свою жизнь. Умри он - кто будет плакать по нему? Никто!» [17]. Показательно то, что записал эту речь и сохранил для потомков Томас Джефферсон. Он сравнил ее с величайшими шедеврами классического ораторского искусства и опубликовал под заглавием «Плач Логана».

Однако Ч. Гамильтон в своей работе «Крик Птицы Грома: История американских индейцев, рассказанная ими самими» отмечает, что она содержит ряд важных ошибок [18]. Довода он предлагает два - во-первых, не Крезап, а Грейтхауз повинен в убийстве его родственников. Во-вторых, по данным Гамильтона, у Логана не было ни жены, ни детей, хотя его сестра действительно погибла от рук бандитов. Тем не менее, факт остается фактом: Логан поднял топор войны, чтобы отомстить за безвинно убитых родственников - неважно, кто именно это был.

Трагичной оказалась и дальнейшая судьба индейцев - участников этой драмы. После войны шауни, жившие на Огайо, оказались под угрозой раскола. Войну объявлял, вел и заканчивал в основном клан Маисового Стебля - мекоче. Поэтому остальные кланы взвалили на него всю ответственность за непопулярный мирный договор. Маисовый Стебель за свои мирные инициативы и стремление соблюдать договор в Кэмп-Шарлотт (в частности, он призывал соплеменников вернуть не только пленных, но и захваченное имущество) заслужил лишь издевательское прозвище «наложницы англичан». Другие шауни открыто заявляли, что «ни за что не предадут своей родины» и не откажутся от родных земель.

В 1777 г. разъяренная толпа колонистов растерзала Маисового Стебля. Он прибыл в Пойнт-Плезант на очередные мирные переговоры. Однако в то самое время индеец-шауни убил поселенца, и в отместку Маисового Стебля линчевали - вместе с сыном и еще одним шауни, по имени Красный Ястреб.

Логан так и не сошел с тропы войны. «Несколько лет он тщетно пытался забыться, вел тревожную, бродячую жизнь, но нигде не находил себе места. Набеги на поселения колонистов в 1779-м и 1780-м годах не принесли ему успокоения» [19]. Логан полностью утратил интерес к жизни, погрузился в глубокую депрессию, пристрастился к алкоголю. Злые языки говорили, что в приступе пьяной ярости он убил свою жену и ударился в бега, пытаясь скрыться от сурового индейского правосудия.

По пути из Детройта в Сандаски ему встретилась группа индейцев, и среди них он признал своего племянника, по имени Токадос. Посчитав, что Токадос и будет его палачом, Логан ринулся в свой последний бой. «Токадос, видя, что Логан хорошо вооружен и представляет немалую опасность, сказал своим товарищам: «раз Логан сам ищет смерти, нужно ему помочь». Исполняя свой приговор, Токадос тут же спешился и в упор застрелил Логана из ружья» [20]. Это произошло в конце 1780 года.

Майкл Крезап предстал перед судом, однако без труда оправдался. Джон Данмор вернулся в Виргинию, где подвергся жесткой критике - как за проведение кампании, так и за ее исход. В 1775 г. его сместили. Интересно, что в начале Войны за независимость США он разработал собственную программу вербовки индейских союзников на сторону короля. На короткое время Данмор вернулся в Англию, затем был назначен губернатором Вест-Индии. Умер он в своем родовом гнезде, в 1809 г.

После войны многие обвиняли лорда Данмора в том, что он развязал ее с целью отвлечь население Виргинии от внутренних проблем колонии, и в первую очередь - разногласий между местной и королевской администрацией. В доказательство приводится, например, тот факт, что в битве при Пойнт-Плезант не участвовали королевские войска (чего бы можно было ожидать, учитывая то, что Данмор официально именовался «королевским губернатором»). Там было только колониальное ополчение. А поскольку вся кампания шла вразрез с «официальным» курсом индейской политики (правда, с Прокламацией 1763 г. уже давно перестали считаться), то по этой причине ряд историков считает сражение при Пойнт-Плезант первой битвой Американской революции.

Мирный договор в Кэмп-Шарлотт не пользовался популярностью ни у одной из сторон. Шауни готовились к реваншу; колонисты в очередной раз обвинили королевские власти в том, что они связывают им руки. Несмотря на то, что территория Кентукки оказалась открытой для заселения, борьба за долину Огайо не прекратилась. Напротив, «война Данмора» ознаменовала ее очередной, завершающий и самый кровопролитный этап. Бой при Пойнт-Плезант был прелюдией. Главное же действо развернулось через полгода, 19 апреля 1775 г. - когда с перестрелки королевских и колониальных войск под Лексингтоном началась Война за независимость США.

 

Комментарии

[1] Brownell Ch. Op. cit. P. 331.
[2] Тадаюте родился около 1725 г., возможно, в поселке Шамокин (сейчас Санбери, шт. Пенсильвания). Он был сыном индеанки из племени кайюга и вождя Шикеллами (по одной версии, белого - француза, похищенного ребенком и усыновленного ирокезами). Вождь Шикеллами дружил с Д. Логаном, секретарем у Уильяма Пенна, и под этим именем вошел в историю его сын. Имеются сведения, что Тадаюте-Логан принимал участие в Семилетней войне на стороне англичан, и даже в военной операции против Понтиака. Когда Семилетняя война закончилась, он переселился в долину Огайо. Логан заслужил широкую известность среди окрестных племен благодаря своей дружбе с белыми. Вряд ли Логана можно назвать «вождем» до печальных событий 1774 г. Возможно, именно тогда он впервые повел за собой воинов.
[3] «Война Логана», «война Крезапа» и «война Данмора» соответственно. Джон Мюррей, лорд Данмор, родился в 1732 г. и был выходцем из влиятельного аристократического рода. В 1770 г. он стал королевским губернатором колонии Нью-Йорк, а в 1771 г. его назначили губернатором Виргинии. Первым же его мероприятием на новом месте стал роспуск местной законодательной ассамблеи.
[4] Любопытное определение минго дает Дж. Кинан: «Минго называли членов Лиги ирокезов, которые по каким-либо причинам проживали за пределами ее территории». Другие исследователи определяют минго как одно из новых племен, образовавшееся в результате Бобровых войн 1630-1700 гг. за счет слияния победителей-ирокезов с побежденными представителями других племен.
[5] В задачу настоящей статьи не входит рассматривать противоречия между шауни, ирокезами и чероками, которые могли оказать влияние на переговоры в форте Стенвикс. Подробнее см., например, статьи Л. Салцмэна о названных племенах.
[6] См., например, Sugden. Op. cit. P. 25.
[7] Ibid.
[8] Маисовый Стебель (индейское имя Винепуэсика) родился ок. 1720 г. в западной Пенсильвании, однако в 1730 г. его семья перебралась в Скиото, в страну Огайо. Получив известность как искусный оратор и стратег, Маисовый Стебель воевал на стороне французов в Семилетней войне, а затем поддержал восстание Понтиака. Его пламенную борьбу за мира в событиях 1774 г. некоторые историки объясняют влиянием миссионеров - «моравских братьев». В этой связи интересно отметить, что Маисовый Стебель и Логан в «войне Данмора» оказались буквально товарищами по несчастью, поскольку ранее сражались по разные стороны баррикад. Оба, если верить биографам, участвовали в Семилетней войне и восстании Понтиака, но если первый воевал «за» французов и «за» Понтиака, то второй - «против».
[9] Sultzman L. Shawnee History // Sultzman L. Op. cit.
[10] Brownell Ch. Op. cit. P. 334.
[11] Цит. по: Documentary History... P. 121.
[12] Ibid. P. 157, 203.
[13] Ч. Браунелл определяет численность индейского «войска» в 1 тысячу человек. По Дж. Сагдену, общая численность союзников не превышала 400 человек (300 - воины шауни, и 100 - минго). Правда, к ним присоединились воины из других племен (виандоты, делавары, даже ирокезы). Однако, поскольку эти племена в целом занимали строго нейтральную, а то и враждебную позицию по отношению к «мятежникам», вряд ли их воинов было много.
[14] Цит. по: Sugden, J. Op. cit. P. 27.
[15] Keenan J. Op. cit. P. 132.
[16] Цит. по: Johansen, B., Grinde, D. The Encyclopedia of Native American Biography. New York, 1998. P. 221.
[17] Цит. по: Brownell Ch. Op. cit. P. 335.
[18] См. Johansen, B., Grinde, D. Op.cit. P. 220-221.
[19] Brownell Ch. Op. cit. P. 336.
[20] Johansen, B., Grinde, D. Op.cit. P. 220-221.

 

Использованная литература

Thwaites, R. & Kellogg, L., ed. Documentary History of Dunmore's War, 1774. 1905.
The papers of Sir William Johnson. Albany, 1920s.
Brownell, Ch. Indian Races of North and South America. Hartford, 1864.
Dillon, R. North American Indian wars. London, 1983.
Johansen, B. & Grinde, D. Encyclopedia of Native American biography. New York, 1998.
Keenan, J. Encyclopedia of American Indian wars. London, 1998.
Sipe, С. The Indian Wars of Pennsylvania. Harrisburg, 1931.
Sugden, J. Tecumseh: A life of most famous Indian leader. London, 1998.

 

«« назад