МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Озера > Этнография >

Когда все звали меня Га-бэ-би-нэсс - «Вечно Летящая Птица»

Этнографическая биография Пола Питера Баффало (под редакцией Тима Руфса)

перевод weshki

 

ГЛАВА 3. ДНИ КАНОЕ

Все, на что у меня было время в Бене, это помогать матери заготовлять дрова для приготовления еды. Я разводил костер для нее и моей сестры. У меня была возможность играть, стрелять из лука вместе с другими мальчиками. Она не была строга со мной. Но раньше, в то время это было трудно, так как мы постоянно переезжали в соответствии с временем года.

Я видел те дни, когда мы должны были каждый сезон переезжать с места на место и ставить лагерь, потому что мы жили собирательством. В марте мы должны были переезжать в лагерь для сбора кленового сахара, чтобы собирать кленовый сок. Мы делали кленовый сахар и сироп из сока этих деревьев. Там было много работы. Когда сок кончал течь и все было закончено, мы должны были уезжать из лагеря для сбора сахара чтобы найти чернику. Мы должны были преезжать в разные места, где росла эта черника. Пока взрослые собирали чернику, они были заняты и уставали, и мы оставались на одном месте.

В течение лета мы переезжали с одного места на другое; мы переезжали туда, где была хорошая охота, где была хорошая рыбалка. А когда приходило время для сбора дикого риса, мы должны были переехать к месту сбора урожая. Мы разбивали лагерь прямо рядом с нашим рисовым полем и заботились о нашем диком рисе. Мы всегда собирали достаточно для своего собственного использования. После сбора дикого риса мы оставались дома, это было как благодарность, которую мы испытывали к этому времени года - мы испытывали благодарность, потому что все сезонные сборы были почти закончены, за исключением охоты, рыбалки и установки капканов. После сбора риса мы еще куда-нибудь переезжали. Я говорю о переезде лагеря. Раньше мы жили в типи из березовой коры и вигвамах, которые мы могли перевозить с места на место.

Осенью мы говорили с другими и выбирали хорошее место для зимнего лагеря. Когда приходила зима, люди обычно встречались где-либо. Они знали, где были другие группы, потому что они просто «засыпали» на зиму. На всех этих Велиих Озерах были хорошие места для стоянок. Почему мы разбивали лагерь у озера?

Потому что мы могли ловить рыбу зимой и прожить на рыбе. Когда приходила зима, мы шли туда, где мы могли достать дичь, оленя или рыбу, и где мы могли достать воду и дрова.

Когда мы находили такое место, мы разбивали там зимний лагерь. Вот где мы ставили зимние вигвамы и типи в прежние времена. Мы жили там очень хорошо. Вот почему мы держались вместе. Эти места для стоянок становились большими деревнями, когда индейцы разбивали замний лагерь на этих Великих Озерах.

В Шугар Пойнт на Лич Лейк было несколько стоянок. Шугар Пойнт был отличным местом для стоянок. У этого была причина - там было много железного дерева1.

Там был перевоз для каное, дорога для каное. Все слышали, что Шугар Пойнт было отличным местом для стоянки.

Еще одним местом был Оттер Тейл Пойнт. Еще одним - Бревик. На Виннибигош были зимние стоянки у Сёрд Дэм, Винни Дэм и Бены. Там везде были индейцы. У Болл Клаб тоже была деревня вдоль берега. В то время там был пляж, отличный пляж. И когда вода была низко, они играли там в мяч с клюшками.

Вот почему они называли это место Болл Клаб2.

Это было многие годы назад, и я это видел. Позже, к этому времени, мы перезжали в Бену, у большинства людей были постоянные зимние дома и зимой они перебирались в них. Моя мать, моя сестра и я возвращались в Бену на зиму. Вот так мы перезжали в течение трех, четырех сезонов. Вот так мы жили.

Между сезонами взрослые казалось ждали пока шкуры и мех животных будут лучшего качества, так что это было время, когда мы отдыхали. В это время взрослые готовились к зиме, делая и собирая разные вещи. Пока они отдыхали, они чинили каное и собирали березовую кору. Они заготовляли березовую кору для покрытия своих жилищ, или для покрытия сараев, где они хранили все, что имели. Они использовали березовую кору для крыш, и женщины должны были переносить это кору из лагеря в лагерь. Жилища делались так, чтобы они прочно стояли. Эти вещи делали в расчете, чтобы они прослужили какое-то время. Взрослые собирали березовую кору, кедровую древесину, полосы липовой коры и липовые волокна. Они также собирали лекарственные растения. Они должны были собирать все это между сборами урожая и других плодов.

Когда мы переезжали каждый сезон, мы в основном путешествовали группами на маленьких речных каное, сделанных из березовой коры. Мы перевозили наши лагеря группами, потому что сезоны были очень короткими, чтобы каждый мог работать только на себя. Эти группы назывались ай-о-кви-но-вад, или ма-зи-ка-и-э-го-си-вад и были группами родственников, возможно пять или шесть каное, полные родственников. Иногда вместе путешествовали только три или четыре каное. Иногда могло быть семь или восемь каное. Обычно в группе было от пятнадцати до двадцати человек, но многие из них были детьми. Многие из них были дети, и все они были родственниками по мужской линии.

Типичная группа в мое время могла состоять из двух братьев и сестер их жен, и нескольких братьев мужей сестер. Все вместе четверо, или пятеро из группы могли быть родственниками мужа или жены и следовали тому, что делали остальные. Родственники жены или мужа путешествовали со своими родственниками. Каждый в группе знал происхождение друг друга.

Мужчина, родственник сестры одного из членов группы, мог путешествовать с ее родственниками два-три месяца, возможно, сезон, чтобы помочь ее родне приготовиться к зиме. Некоторые могли путешествовать с сестрой лишь какое-то время. Если другие его родственники располагались на лучшей стоянке, они могли переехать туда и путешествовать с той группой. Но если девушка не хотела ехать немедленно, мужчина обычно делал так, как она скажет.

В мое время старики иногда жили более оседло, а молодежь переезжала с места на место, но гораздо более половины всех людей мигрировали. Старики любили оставаться дома и присматривать за своим добром, вроде каное и чего-либо еще, что в противном случае им пришлось бы оставить. Старики делали так. Молодежь могла переезжать и работать вместе, молодая пара со своими родственниками. Вот как было в мои молодые годы. Я видел многих стариков, остававшихся дома, и у них было все - сироп, сахар, дикий рис, все что они хотели, они получали от молодых людей. Они получали все, что им было нужно от молодых людей. Они получали все, что им было нужно от молодой дочери или сына, смотря кто у них был.

Некоторые группы в мои дни переезжали мало. Мы звали их «индейцы-лагерщики», потому что они были более оседлыми. Когда они выращивали сад, они разбивали лагерь рядом с ним. Они вроде ставили свой лагерь так, чтобы они могли собирать свой картофель и овощи. Индейцев-лагерщиков было мало, потому что остальные продолжали мигрировать. Другие могли каждую ночь спать в разных местах, но индеец-лагерщик оставался рядом со своим садом. Он указывал приходящим, где поворот к озеру. Индеец-лагерщик мог показать другим где река. Индейцы-лагерщики были оседлыми, все остальные мигрировали.

Во время путешествий по рекам и озерам мы узнавали друг о друге. Мы встречались на этих реках. Это была наша жизнь. Мы знали почти о каждом в радиусе пятидесяти миль, потому что они тоже разбивали лагерь у воды, на реках. Каждый раз, когда мы видели лагерь, мы останавливались. Когда мы переезжали на другую стоянку и причаливали, мы оставались в наших каное. Дальше подходил вождь этой стоянки. Он и мой дядя Генри разговаривали, говорили по-индейски. Они понимали его.

«Куда вы направляетесь?»

«Мы плывем туда, откуда вытекает река».

Вождь лагеря давал нам ки-ник-и-ник, табак3.

«Проходите», - говорил он, приглашая нас на чашку чая или что-нибудь в этом роде. Обычно мы были едва знакомы. Но познакомиться не занимало много времени. Мы останавливались, чтоб навестить их, мы говорили о наших путешествиях. Каждый всегда хотел знать куда мы направляемся. Когда одна семейная группа встречала другую, они всегда обсуждали это:

«Куда вы направляетесь?»

«Мы хотим посмотреть ту местность. Я думаю, там есть ягоды. Я думаю там лучшее место для установки ловушек».

«Там лучшее место для ловушек, но мы оба будем охотиться в этой местности зимой, поэтому мы идем немного дальше».

Мы говорили о нашей жизни, они говорили о своей. Они всегда хотели знать кто вы. Некоторые находили своих родственников, разговаривая так и узнавая откуда люди. Много раз я видел как они обнимались и целовались, говоря: «моя сестра», «мой брат».

Мы говорили и о собирательстве. Если одна группа, одна семья находила чернику, старший этой семьи говорил об этом другой группе. Они говорили: «Ладно, вот куда мы направляемся. Пойдемте вместе». Если одна группа собиралась разбить лагерь для сбора сахара где-либо, они говорили: «Давайте. Тоже разбейте там лагерь». Они помогали друг другу таким образом. Они знакомились таким образом и поучались, встречая друг друга.

Мы иногда разбивали лагерь с другими группами. Даже две группы, которые только встретились, разбивали стоянки рядом друг с другом и устраивали паувау и пиры. Вождь лагеря принимал посетителей и отдавал приказы о большом паувау в эту ночь. Ближе к вечеру все они собирались у большого костра. Они били в барабан. Вождь вставал и говорил: «К нам пришли гости. Они пришли оттуда, откда-то ближе к Канаде. Это чиппева, наши друзья, соседи, родственники. Мы путешествовали по этой местности. И мы встретили друг друга. Мы собираемся дать завтра пир. Накормите их «.

Они угощали друг друга. Они договаривались о мире. Они устраивали паувау. Каждый подходил. Это была дружба. Так они знакомились. Они были счастливы просто встретить другую группу, которую они не знали. Это была счастливая жизнь.

Старшим мальчикам и девочкам нравилось когда разбивали лагерь вместе с другими группами, потому что это давало им шанс познакомиться. Вот как молодые пары узнавали друг друга. Вот как моя мать встретила моего отца на Миссиссипи около Оук Пойнт.

Как молодые узнавали друг друга?

Наблюдая друг зо другом, он наблюдал за ней. Мужчины и мальчики были очень внимательны в те дни. Отец говорил мальчику: «Будь внимателен к тому, кого выбираешь и что ты делаешь». Когда молодой человек видел молодую женщину в лагере, он вспоминал наставления, которые слышал много раз от своего отца и старших:

«Ты должен искать девушку, которая тебе понравится, и которой понравишься ты. Ты должен искать девушку, которая показала себя хорошо. Ты должен искать девушку, происхождение которой ты знаешь, девушку, которая умеет работать. Ищи девушку, которая ведет чистую жизнь, верит и ходит в церковь, или верит в Духа. Найди девушку, которая показала, что она хочет работать, девушку, которая приветлива с окружающими. Ищи девушку, которая к каждому относится равно. Ищи девушку, с которой ты можешь поговорить со смыслом, и которая будет отвечать тебе. Ищи девушку, которой ты сможешь доверять, ту, которой ты будешь чувствовать, что можешь доверять. Я верю, что ты будешь более доволен, если у тебя будет девушка, которая станет хорошей матерью, которая хорошо говорит и способна во всем. Ты будешь счастлив с той, кто не боится работы и не боится учиться. Ты будешь счастлив с девушкой, которая будет работать вместе с тобой, с девушкой, которая покажет, что она заботится о тебе своими делами и словами, когда она говорит с тобой. Она понравится тебе, а через какое-то время придет любовь и ты полюбишь ее. Ты полюбишь ее. Если в ней есть то, что ты ищешь, это будет хороший брак. Да, это большая вещь. Это правда».

Итак, если мужчина подумал что женщина в лагере - классная женщина и станет классной женой, он наблюдал за ней внимательно. Возможно несколько мужчин наблюдали за этой девушкой. Эта женщина никогда никуда не уйдет. Если она доказала, что она такая девушка, о которой говорили его родители, и она содержит вигвам в чистоте, - она для него.

Вот что они хотели узнать, когда были одни. Вот что я потом тоже делал.

Как женщина узнавала мужчину?

Она тоже наблюдала за ним. Если он чисто одет и аккуратен, работящий, рубит дрова, хороший охотник, хороший кормилец, он для нее. Ее мать и старшие также наставляли ее много раз, и она будет думать об этом, когда будет наблюдать. Старики много раз говорили своей внучке:

«Ищи мужчину, который сможет содержать тебя, мужчину, который будет хорош для тебя. Если мужчина хорош для тебя, изучай его и его происхождение. И если даже в его истории было что-то в дни его юности, тебе он все равно может нравиться, если он улучшает себя и доказывает это. Возможно женитьба сделает его лучшим человеком, если ты нравишься ему. Но ты должна спросить его: «Ты будешь доволен? Ты будешь?»

«Если он хочет выйти в мир и работать вместе с тобой, ты можешь положиться на него, даже если у него ничего нет. Но спроси его: «Ты можешь добывать еду? У тебя есть хоть какой-то опыт?» Вам не нужно слишком много денег, только столько, чтобы хватило, и вы не столкнулись бы с трудностями. Вы можете трудиться вместе, чтобы создать для себя материальную основу. Человек, которого ты любишь, не должен быть богатым. Это может отозваться на тебе позже, потому что человек будет думать, что ты вышла за него из-за денег. Он всегда будет чувствовать это. Но хороший человек заметит, что даже когда у него нет денег, ты показала ему, что хочешь выйти за него, даже если у него ничего нет. Парень, у которого нет денег, который ищет дом, ищет возможность иметь свой дом, будет доволен если он найдет хорошую спутницу, с которой он сможет работать. Я думаю - это счастливая жизнь. Ищи мужчину, который способен устроить жизнь, того, кто будет уходить на работу и любить ее. Мужчина, который хочет работать - это мужчина, который может построить хороший дом. Он ищет кого-то, кто будет работать с ним. Найди трудолюбивого мужчину, трудоспособного и твердого, без дурных привычек. О, у него могут быть некоторые, но ты вероятно сможешь исправить их. Хорошая женщина сделает мужчину хорошим. Хорошая женщина сделает мужчину хорошим, и хороший мужчина сделает женщину хорошей, просто работая вместе. Так всегда помни его дело и твое дело. Чтобы подраться нужны два человека, но и чтобы дела пошли, нужны два человека. И это будете ты и он.»

В лагере молодая женщина вероятно положит глаз на молодого человека. Возможно несколько женщин, несколько девушек заинтересуются им. Они все хотят хорошего человека, хорошего охотника, хорошего кормильца, хорошего траппера, который сможет добыть мясо. Они будут наблюдать за молодыми мужчинами, и молодые мужчины будут смотреть на них.

Довольно скоро пара проявит интерес друг к другу. Они свяжутся друг с другом. Скорее всего там будет дерево или что-нибудь еще где-нибудь, где она получит от него знак из березовой коры. Он напишет знак на березовой коре и оставит его на дереве для нее. Это старый обычай. В это время, через пару дней, они встретятся.

Между тем остальные в ее лагере получали какую-то подсказку какого-либо рода, о том, что он пришел. Иногда подсказкой служила песня. Я помню песню, в которой говорится: «Не плач из-за того, что я ухожу. Если ты заплачешь, соберутся облака». На моем языке это как стихотворение. Песня значит: «Не плачь любимая. Я ухожу завтра. Я ухожу завтра. Если ты будешь плакать когда я уйду, будет еще один грустный облачный день». Да! Она говорит: «не плачь из-за того, что случится. Не плачь, когда я уйду». В песне та же вещь поется, которая означает это. Это значит что когда солнце скрывается - не плачь, потому что это природа, оно уходит. Если ты заплачешь, одиночество и облака продержатся долго. Будь счастлив, потому что мы вегда возвращаемся. Это то же самое и с солнцем, и с любимыми. Мы рады видеть солнце, когда оно выходит, и влюбленные рады видеть друг друга снова. «Не будь одиноким, когда оно уходит; это природа. Когда облачно - не плачь. Не плачь ни о чем, когда я ухожу». Это песня. «Если ты заплачешь, опять соберутся облака,» и это имеет значение в твой жизни. «Ты заплачешь и потом не сможешь увидеть зорю». Если ты не плачешь, ты выказываешь удовлетворение тем, что солнце и луна освещают этот мир, дают тебе свет, дают силу расти всему в природе.

В 1906 или 1907 я, бывало, слышал эту самую мелодию. Кагда они собирались в лагерях, молодые пары приветствовали друг друга песнями вроде этой. Вот что они имели в виду, когда пели их друг другу. Это были песни любви. Когда они слушали друг друга это была подсказка для них. Песня была подсказкой, вот как они общались друг с другом и как все остальные в лагере начинали понимать, что они хотят стать любовниками.

Так было в прежние дни. Я слышал много такого. У меня было много родственников и я видел много подобного. И я видел как маленькие девочки дразнили своих старших сестер. Они дразнили друг друга, говоря: «О, вон твой друг». И тогда другая могла сказать: «Ах, он немного маловат для меня». Мать сидела и слушала это. Мать больше говорила с дочерями, а отец с сыновьями. Они помогали им научиться тому как выйти в мир, как жить в мире. Мать присоединялась к девочкам, которые дразнили друг друга:

«О, не начинайте думать о друге. Но когда думаете, понаблюдайте за ним как следует. Если он все время работает со своими людьми, помогает им, это хороший парень. Парню, который работает, не надо ходить вокруг и искать женщину, и хорошей женщине не надо ходить и искать мужчину. Если они хотят тебя, если ты хороша, они придут в дом и попросят поговорить с тобой. Они подружаться с тобой, потому что ты работящая. Нынче тебе не следует бегать вокруг и искать что тебе нравится. Если ты поступаешь таким образом, ты никогда никому не понравишься и не будешь любима. Это долго не протянется. Ты должна показать талант, который у тебя есть. Ты должна показать работу, которую ты делаешь. Ты должна показать его людям, что ты знаешь, что ты хорошая работница. Когда ты показываешь это, это доказывает, что ты можешь создать семью».

Вот таким образом старшие, старшие женщины, обрывали спор младших девушек о разных мужчинах. Старшие женщины вмешавались и говорили слово или два:

«Дочь, что бы ты не делала, если ты хочешь, чтобы у тебя был хороший дом, всегда доверяйся мужчине немного страше тебя, потому что мужчина думает: «мужчина есть мужчина». И если он хочет большую семью, он будет работать. А когда он работает, он ищет кого-то, кто будет работать вместе с ним. Так что еесли ты хочешь хороший дом, лучше выбирай кого-то, кто много работает и немного старше тебя».

Вот таким образом они учили девочек. Старшие женщины говорили девочкам, что надо искать мужчину немного старше их. Так это всегда выходит лучше. И мужчина тоже говорил это мальчику. Мужчина говорил:

«Выбирай женщину, которая немного младше тебя. Выбирай ту, которая работает. Если она работает, и если ты думаешь, что тебе нравится как она работает, то жизнь будет лучше. Тогда дело, работа, превратиться в любовь. Это любовь. Это доказательство того, что ты доверяешь ее занятиям. Никогда по другому. Тогда, когда придет время иметь семью, она сможет позаботиться о своей семье. Она будет счастлива заботиться о ней. Она не будет зависеть ни от кого другого, заботясь о детях, потому что у нее есть опыт и она работала в своей жизни».

Если девушка заинтересовывалась и была достаточно взрослой, ее мать говорила ей: «Он - тот человек, с которым ты должна поговорить».

И тогда сестра, младшая сестра или кто-нибудь еще подходящий, относила послание матери молодого человека. И эта женщина говорила парню: «Пусть они поговорят с тобой». Он шел повидаться с девушкой. Он шел проямо к ее вигваму и девушка говорила: «Он пришел увидеть меня».

Они шли и садились у дерева, или реки, или еще где-нибудь, но только чтобы страшие могли их видеть. И они сидели там. Никто не вмешивался. Они сидели час или полтора. Потом мужчина поднимался и уходил. Если он не получал ответа на свои вопросы, он переставал интересоваться ей и продолжал искать кого-нибудь еще. Но если он получал ответ, он продолжал встречаться с ней.

Возможно это продолжалось три или четыре вечера, возможно даже несколько вечеров. Когда приходил вечер, парень и девушка встречались где-либо у определеного дерева. Я видел их, когда они встречались. Я видел как они сидели на бревне, где-либо на бревне, и обсуждали жизнь. Через пару дней он скорее всего дарил ей маленький подарок. Если она принимала его, значит она готова выйти за него замуж. Подарок мог быть вроде ленты для запястья, или, позже, маленькое кольцо, или алмаз, или брошь, которые потом появились. Если она не принимала подарок, значит она не готова ответить ему. Она не принимала подарок до тех пор, пока не выясняла, что он за человек. Ей надо было много искать, если она хотела найти хорошего мужа. Если она принимала его подарок, они сидели где-нибудь у вигвама и обещали друг другу, что они будут делать для семьи. Их отцы и матери разрешали им жениться. Девушка шла к себе домой, а парень к себе.

Когда родственники видели, что они регулярно встречаются, тогда, вероятно, старшие мужчины, отец девушки и отец парня, встречались. Один из родственников встречался с родственниками другой стороны и говорил, что молодая пара хочет пожениться. Часто они женились сразу, но иногда ждали и делали это несколько позже.

Ночью, перед тем как группы расстануться и отправятся каждая в свое путешествие, всегда компания индейцев собиралась вместе у костра и радуясь проводимому вместе времени. Они обсуждали что-нибудь, рассказывали истории и пели. Они пели любовные песни. Ребята, они слушали их! Слова в них были подходящие.

Тот, кто покидал свою возлюбленную, пел: «Поговори со мной перед тем как я уйду. Не плачь из-за того, что я ухожу. Помни, поговори со мной. Не бойся говорить со мной, когда я ухожу. О, я ухожу, любимая, я ухожу».

Она отвечала: «Мы знаем, что ты собираешься уходить. Уходи! Мы знаем, что ты собираешься уходить. Уходи!»

Вот такая история. Это старая история. Это хорошая песня. Можно было видеть, как некоторые индейцы наклоняли головы. Я замечал, что они были искренни и вытирали слезы. Они думали об этом и о жизни, которую прожили. Если тот, кото пел был хорош, ему хлопали. А она сидела с красивой длинной лентой. Крупные слезы бы закапали.

Индейский зов любви!

Сейчас вы уже не услышите подобный индейский зов любви.

 


 

1 Железным деревом (ironwood) на южных Великих Озерах называют хмелеграб, ostriya virginiana. [прим. перводчика]

2 Болл клаб - палица с шаром на конце, также - клюшка для игры в лакросс. [прим. перводчика]

3 Кинникинник - смесь из табака и ивовой коры для курения. [прим. перводчика]

 

«« назад

наверх

дальше »»