МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Озера > Этнография >

Когда все звали меня Га-бэ-би-нэсс - «Вечно Летящая Птица»

Этнографическая биография Пола Питера Баффало (под редакцией Тима Руфса)

перевод Педченко С.В.

 

ГЛАВА 5. ВОЖДИ И СОВЕТЫ

Во времена, когда моя мать была маленькой девочкой, если умирал вождь, он имел право передать свою власть ближайшему родственнику1. Но в мое время это уже не случалось так часто, потому что индейцы всегда меняли обычаи и конституцию племени2.

В дни моего детства у нас были герои, и они становились нашими вождями. У нас было четыре типа вождей: вожди семей или семейных групп, вожди групп, высокопоставленные региональные вожди, и о-ги-ма, или великие вожди. Все они были великими людьми, жившими праведной жизнью. Они были людьми, у которых был опыт, много опыта, и которые говорили с другими опытными людьми, прошедшими через трудности жизни. Эти великие люди становились нашими вождями, потому что они не боялись говорить, и говорить то, что правильно! Вот почему на нашем языке вождь семьи или группы называется - ги-ги-до уи-ни-ни, «оратор, говорящий».

Наши вожди рассказывали, рассказывали вам о праведных делах в своей жизни. Они не боялись говорить, потому что они жили в мире. Живя в мире, они узнали о том, что говорят. Они не боялись говорить, потому что они на своем опыте познали то, о чем говорили. Когда они выходили в мир, они понимали мир, понимали людей, понимали трудности, через которые прошли другие, и это давало им силу говорить. И к тому же, они жили той жизнью, о которой рассказывали.

Чаще всего семейные вожди выбирались из людей старшего поколения, прожившего жизнь. Каждый из них должен был быть га-гэ-кэ-ма, хорошим «индейцем, дающим советы», и показать себя как хороший советчик, в свою бытность разведчиком.

Мы оценивали их по прожитой ими жизни, и мы изучали их взгляды, задавая им вопросы. И когда мы спрашивали их, они говорили нам о своем опыте. Мы задавали одни и те же вопросы нескольким людям их возраста, поэтому мы знали, хорош ли их ответ. Если их ответ был хорош - они соглашались с другими старыми людьми. В конце концов вы понимали, что они доказали свои способности своими ответами и опытом. Вы думали: «Это и вправду великий человек. Он чист и прав». Когда все больше людей думало так, этот человек, более менее автоматически становился нашим семейным вождем.

В каждой семейной группе был вождь. В путешествующей группе родственников, группе чиппева, был вождь. У разных групп, живших тут и там, были свои вожди, и каждый вождь был ответственен за свою группу. Время от времени, во время сезона сбора кленового сахара, сбора урожая дикого риса, или зимой, многие семейные группы встречались вместе и разбивали общий лагерь. В это время семейные вожди встречались на общем совете.

На этих советах вожди выступали от имени своих семейных групп. Они были их бизнесменами. Вождь - это точка зрения группы. Он избран племенем, и он стоит за правду. Ему доверяют. И у него есть право выйти вперед и принимать решения за семейную группу, отвечая за это перед своими людьми.

Если вождь не мог присутствовать на общем совете, у него был второй вождь, второй помощник, второй оратор, выступающий вместо него. Но второй вождь не мог выйти вперед и договориться о сделке. Семейный вождь должен присутствовать, когда принимаются решения, касающиеся его группы.

Если вождь считал, что следует что-либо сделать, он говорил своим людям: «Мы должны созвать специальное собрание». И они устраивали собрание, и все приходили на него. По-индейски мы называли эти маленькие собрания нашей семейной группы «собраниями для курения» - са-га-суэи-ди-вин. Позже, когда я выучил английский, мы называли наши собрания «кэнсил» [англ. совет].

На каждом собрании люди доставали табак и давали вам маленькую трубку табака. Вы зажигали ее и устраивали хорошее собрание. Это расслабляло вас, если у вас была привычка к курению.

На семейном совете мы говорили о том, что выносил для обсуждения вождь, или обо всем, что нас интересовало в это время. Старики обычно собирались вместе и устраивали советы каждый день. Они планировали паувау, советовались по поводу праздников, обсуждали планы группы о путешествиях и говорили об охоте и диком рисе.

Любой желающий мог говорить на совете. Если люди знали, что у него есть жизненный опыт. Молодые люди тоже могли говорить, если они не нервничали. Когда они начинали нервничать, им становилось трудно говорить. Вождь всегда говорил молодежи: «Не нервничай перед тем как встанешь. Посмотри наверх и пройдись немного. И тогда твоя нервозность пройдет».

Но у некоторых из этих выступающих все равно тряслись поджилки, и когда они поднимались, чтобы выступить, они немного колебались. И эта нерешительность смущала слушающих, и мешала говорящим высказать то, что они хотели. Когда ваш ум легко поддается этому, вам становится трудно говорить. Трудно говорить на совете. Это одна из причин, почему нашими вождями становились хорошие ораторы.

На любом совете говорили не все - но все слушали. Иногда казалось, что только некоторые имеют право голоса, но это было нормально, так как если вы только приходите и слушаете, вы все равно учитесь. Некоторые всегда только слушали. Хорошие слушатели становились хорошими советчиками. Когда человек на всех советах слушал о чем говорят другие, мы звали его о-би-зин-дан. Это то же самое, что назвать его советчиком на нашем языке. Если он слушал и ему было ясно, что обсуждали люди - все было хорошо. Но если он видел, что что-то не так, что есть какая-то опасность, или он был озадачен тем, что слышал, он брал слово и спрашивал группу, что они имеют в виду.

Я не боялся задавать вопросы старшим. Я видел много много вещей за свою жизнь, и я понимал их. Почему? Я думаю, я понимал их, потому что я задавал вопросы, и мне на них отвечали. Я не очень часто попадал в тупик, но я много раз спрашивал, что что-либо означает. Когда мы, дети, приходили на собрание, мы обычно слушали, но если у нас возникал вопрос или мысль, мы могли высказать ее.

Поступая так мы учились и имели право голоса на собраниях. Если мы делали что-то неправильно, люди на собрании просто не обращали на нас внимания. Наверняка у них были лучшие соображения, но это было хорошо, потому что мы учились.

Советы, на которые приглашались члены других групп, чтобы выслушать их мнение, всегда были большим событием в нашей индейской стране. Собрание, встреча - это большое дело. Когда вас одобряет собрание, вы чувствуете себя хорошо. И когда вы уходите после собрания, вы начинаете видеть вещи по-другому, потому что вы услышали что-то новое. Вы вынесли что-то новое из разговоров других. Их мнения имеют значение для вас. Собраться вместе - это отличная идея, потому надо быть внимательным говоря что-либо. Всегда. Я всегда был рад присоединиться к любому собранию. Мы объединялись, чтобы трудиться вместе.

Мне нравилось сидеть и слушать, как другие люди высказывают свои мнения. Почему? Потому что я учился на их жизненном опыте. У них, так же как и у меня был опыт. Возможно у них были свои проблемы, и возможно их могли обсудить на этом собрании. Может быть эти проблемы могли быть решены, чтобы жизнь этих людей стала лучше.

Вот зачем нужно было собрание - чтобы понять друг друга, чтобы выслушать друг друга. Собрание проводилось не для того, чтобы сказать прав или неправ какой-либо человек. Конечно, мы помогали друг другу указывая на проблемы, но на собраниях мы изо всех сил старались понять друг друга. Я заметил это когда был мальчиком, и то же самое происходило на советах всю мою жизнь.

В дни, когда я путешествовал на каное, наши вожди съезжались на общий совет из Лич Лейк, Мад и Гус Лейк, Уайт Оук - Миссиссипи - Болл Клаб, а иногда и из Бой Ривер и Виннибигош. Обычно пара вождей приходила из Лич Лейк. В то время в этих местах жили основные группы нашего района. По-индейски мы называли эти группы - эн-да-на-кид, «вот где он трудится». По-английски эти группы назывались «бэндами». В то время мы жили бэндами. У нас были бэнды, но белые официально не признавали эти бэнды.

Каждому бэнду, как моему Миссиссипи Бэнду с реки Миссиссипи, принадлежал свой район. Тому, что мы называли Миссиссипи Бэнд, принадлежал район вокруг Уайт Оук, Бены, Болл Клаб, Ингера и Скво Лейк. Вот район Миссиссипи Бэнда. Другие бэнды жили в местах вроде Лич Лейк, Кэсс Лейк и Милл Лакс.

Еще один бэнд жил в Уайт Эрс. Этот бэнд подписал договор о поселении в Уайт Эрс. Мы называли их «перемещенные индейцы», потому что их предки переселились в Уайт Эрс3. По условиям договора они взяли с собой лошадей и сельсткохозяйственные инструменты. Они все время искали место окончательного поселения, и я помню, что они даже боролись за окончательное поселение с правительсвом США. Но по каким-то причинам правительство США так и не предоставило им место для окончательного поселения, полагавшееся им по договрам старых времен, договорам 58-летнего периода.

По нашей старой традиции все бэнды собирались вместе и это объединяло наше племя. И это было наше правительство. Наше старое племенное правительство считало, что у каждого бэнда был свой район, и в каждом районе был свой вождь.

Вождь группы, или бэнда был обычно самым старшим и наиболее уважаемым из семейных вождей района. Когда индейцы собирались на большие собрания в сезонных лагерях, они обсуждали семейных вождей. Члены семейных групп рассказывали о своих вождях. «Это хороший человек», - говорили они. Они знали своих людей. Некоторые из этих вождей не имели никаких недостатков в своем прошлом. Эти люди были чисты. Они были известны своей честностью. Они доказали свои способности своим прошлым. Семьи, которые они подняли, были доказательством того, чего они достигли, и это было хорошо. И такие люди совершенно естественно становились вождями бэнда. Они совершенно естественно становились представителями группы, и мы называли их ги-ги-до уи-ни-ни, точно так же, как и семейных вождей. Эти вожди чаще всего говорили на общем совете района.

Когда семейные вожди и вожди групп нашего района встречались на общем совете, мы называли это « большой совет для курения», чи-за-га-суэи-ди-вин. Эти советы случались не слишком часто, но когда это происходило, они становилось большим событием, где всем были рады. На этих собраниях индейцы занимались тем же, чем и на меньших собраниях, и все вожди хотели выступить. Если в точке зрения выступающего другие находили слабое место, они не говорили это выступающему прямо, а объясняли в виде истории. Со временем они непрямо проясняли слабое место. Всех нас это очень хорошо устраивало.

Естественно, что в ходе этих общих советов, вожди некоторых групп становились широко известны как хорошие ораторы и лидеры. Они становились тем, что называлось чи-ги-ги-до уи-ни-ни, «великие ораторы», высокопоставленные вожди. Высокопоставленные вожди становились главными вождями наших районов. Вот как мы выбирали наших вождей. Я был там. Я знаю это. Я видел это.

Я помню Га-бэ-джи-уана, «Всегда текущую реку» и Бе-жи-го-габо, «Стоящего в одиночестве» и вождя Зеленый Холм. Эти высокопоставленные вожди сами не принимали на себя всю ответственость за район. Они устраивали советы с семейными вождями и вождями групп и по их словам принимали решение обычно при помощи голосования. Когда вожди всех бэндов собирались вместе и некоторые вожди находили какой-то слабый пункт, высокопоставленный вождь всегда очень хорошо разъяснял его. Другие вожди соглашались с ним.

Вождь нашей местности представлял бэнды Виннибигош, Миссиссипи и Лич Лейк. В основном он проживал в Лич Лейк, и любой желающий мог пойти повидать его. Лич Лейк - это наша резервация, и наш высокопоставленный вождь находился там. Если вы хотели выяснить что-либо, он говорил вам правду. Он был рад показать где поставить лагерь, где лучшие места для рыбной ловли и сбора ягод. Я не много помню о наших высокопоставленных вождях, я только помню, кто они были и как они стали вождями. Я помню, как моя мать много говорила о вожде Отверстие-в-Дне, и конечно же о моем дедушке вожде Баффало.

Вождь Баффало был тем, кого мы называли о-ги-ма, великий вождь. Он был хорошо известным вождем и представителем Нации Чиппева Висконсина. Большинство людей знали его как Пижики. Как один из великих вождей Великих Озер, мой дедушка подписал множетво договоров в 1880х. Он подписал Рисовый договор и все остальные договора. Моя мама говорила мне, и мой дедушка и мои дяди из Висконсина говорили мне: «Он был великим вождем. Он вообще был великим вождем. Он объединял индейцев при помощи мира, и его уважали. Он держал страну в чистоте. Он был вождем, которого уважали все остальные вожди, и как вождю, они дали ему власть владеть участком земли в 160 акров».

Во времена вождя Баффало у индейцев было мало проблем. Иногда у одной или другой семьи возникали проблемы, но редко. Вождь Баффало вместе с министрами проехал северный Висконсин и часть Миннесоты, около Дулута, посещая местных индейцев. Он договаривался с ними о мире и земле. Он договаривался с ними и выделял им землю по программе правительства США о распределении земель. Он прошел через весь регион и все успокаивалось. Когда индейцы получили выделенную им землю, у каждой семьи появилась своя земля. И они успокаивались.

Вождь Баффало добился мира между индейцами, распределяя землю и выступая перед ними как великий вождь. Я знаю, что под резервацию для группы он получил землю в Висконсине, а в собственное пользование получил землю в Дулуте и какую-то собственность в Эшленде. Он взял Дулут для себя и своей семьи. Мне кажется, вождь должен был получить от племени одну квадратную милю земли для своих людей и родственников. Так он получил собственность в Эшленде и в центре Дулута, там где сейчас магазин Глэсс Блок4.

Вождь Баффало усыновил белого по имени Армстронг5, и в книге в Индейском оффисе записано, что он завещал свою землю приемному сыну. Вождь Баффало много думал о белых людях, возможно это была одна из причин, почему он усыновил Армстронга. Он много думал, особенно о моряках. Он думал, что белые люди научат нас лучшей жизни. Некоторые полагают, что мы были не готовы в то время сами управлять нашими делами, потому что мы находились под давлением большого количества людей, переселявшихся в наш район. Так что, возможно поэтому он принял этого мальчика в племя. Ну, возможно у него была причина. Возможно это был его собственный сын. Этого нельзя сказать наверняка. Я не могу сказать, но возможно, это был его собственный сын. Я не могу объяснить как был усыновлен Армстронг, но вождь Баффало увыновил его.

Армстронг был белым, и возможно воспользовался случаем, чтобы забрать большую часть земли вождя Баффало и сделал то, чего он не должен был делать. Если его усыновили, он не должен был получить никакой земли, или не должен был забрать ее всю. Армстронгу следовало бы разделить ее. Из людей нашего племени многие претендовали на эту землю, поскольку вождь Баффало оставил после себя двадцать трёх детей и внуков.

Оставив в стороне земельные проблемы, все родственники вождя Баффало, которых я встречал, говорили о нем, как о великом лидере нашего народа. Так же говорили и все остальные. Вот почему он был вождем о-ги-ма.

Великие вожди Нации Чиппева тоже встречались вместе и обсуждали разные вещи, обычно это происходило во время подписания договоров или во время выплат по договорам. Они, так же как и другие вожди, устраивали советы, произносили речи и обменивались мнениями друг с другом.

Моя мать и моя тетя Бетси из Висконсина всегда говорили о великой речи, которую произнес вождь Баффало на встрече индейцев Великих Озер. Это было около 1886 года, где-то там, я думаю, в Дулуте. Вождь Баффало обратился ко всем вождям. В те дни в каждом районе вдоль Великих Озер и Миссиссипи был свой вождь о-ги-ма. Вождь Баффало обратился к шести или семи вождям о-ги-ма и людям, пришедшим с ними, а также к представителям правительства, которые были там. Он сказал:

«Мы хотим мира на земле для людей моей старны. Мы хотим мира, который позволил бы всем вам хорошо относиться к нам. Мы будем поступать правильно. Мы уже поступаем правильно, и теперь мы ждем акта Конгресса, который принесет всем мир. Многие годы назад в Конгрессе были люди, которые хотели управлять племенем. Мы доверяем федеральному правительству. Мы доверяем властям! Я хочу соглашения и мира, чтобы мы могли жить в этой стране и заботиться о наших семьях.

Я не хочу войны в этой великой стране, где мы живем, и в великих Соединенных Штатах, где мы живем. Как вождь, я не думаю о войнах. Посмотрите за океан, пока вы ничего не видите. Только представьте, рано или поздно множество людей переправится в нашу страну через океан. Мы должны радостно встречать новоприбывших и устроить по этому поводу праздник.

Наши белые друзья уже пришли и учат нас лучшему образу жизни. Они учат нас обрабатывать металл, использовать новые орудия труда, строить лучшие дома. Я думаю, мы учимся на их опыте. Мы учимся у фермеров. Они учат нас выращивать кукурузу6 и сажать сады. Они учат нас лучшей жизни и чистой. Раньше или позже мы сможем использовать это, потому что сейчас наши индейцы живут в лесах. У нас будут фрукты, у нас будет сбалансированное питание, как говорят нам врачи. Мы все приведем в равновесие.

Я думаю нам придется многому научиться. Образование приходит медленно, но оно придет. Возможно некоторые из ваших молодых людей увидят это. И я надеюсь, что тогда на земле этой страны будет мир.

Мы должны содержать нашу землю в чистоте, не загрязняя ее. Мы должны следить за тем, чтобы не разрушить наши природные ресурсы. И мы будем жить в мире. Мы должны будем требовать от представителей властей, чтобы они берегли нашу землю. Некоторые из этих представителей властей уже появились.

Итак, говоря как один из вождей, я хочу чтобы другие вожди принесли это послание домой и рассказали своим людям, что стоит отложить в сторону оружие и неприязнь к новоприбывшим, к чужакам. Я не хочу, чтобы лилать кровь моих и ваших людей. Это необязательно. Посмотрите за океан на их земли и увидьте их людей, вот как много людей переедет через океан. Вот как много их присоединиться к нам и поможет нам научиться лучшей жизни. Положите ружья. Положите оружие. У нас нет выбора. Они уже показались здесь. На этой земле много места для всех, на ней хватит работы.

Пожалуйста послушайте меня.»

Как я понимаю, здесь поднялся один вождь и сказал: «Как мы будем жить в этой стране. Как будут жить наши дети без образования? Белые люди приходят в эту страну. И здесь начнется развитие. Будут ли наши дети понимать это развитие? Будут ли их учить?»

Один из вождей сказал: «Да! У нас будут школы. У нас будут учителя. У нас будут представители, которые будут работать с нами. Они дадут нам это.»

Тут другой вождь вскочил. Он сказал, другой вождь сказал: «Так ли это, что наши дети останутся без школ?»

Последний вождь произнес: «Только что было сказано, что большие корабли белых людей пересекают океан. Они могут построить эти корабли, так как они умеют это делать, и они будут здесь. Сколько вы можете увидеть их за океаном, столько белых людей приедет в эту страну! Вот как много белых людей приедет. Должны ли мы поднимать оружие? Я не думаю, что это правильно.» Вот что он сказал. «Мы не должны сражаться. Возможно они идут, чтобы научить нас лучшей жизни.»

Итак великий вождь Баффало сказал:

«Давайте примем предложение мира. Мы согласны, что сколько мы можем видеть их за океаном, столько белых людей приедет. Это очень много людей. Очень много людей придет из-за океана. Мы никогда не сможем остановить их. Они будут здесь, но индейцы смогут многому научиться, когда они будут здесь. Многие годы назад мы пользовались каменными топорами. Мы пользовались палицами вместо топоров, чтобы нарубить дров и развести огонь в лагере. Сейчас у нас есть металлические топоры. Топоры! - если у тебя есть топор в вигваме - ты богатый человек!! И это помогает вам держать вашу семью в тепле. И еще больше этих усовершенствований придет со временем. Потом вам не надо будет жить в вигваме, у вас будет хороший дом. Вот чему они научат нас.»

Все они вернулись домой и передали эту великую речь остальным. Они смотрели в будущее, и оно пришло. Очень скоро они увидели о чем говорил вождь Баффало и что он предсказывал, когда белые люди начали продвигаться в этот район. Они шли с востока, запада и юга. Вождь Баффало был провидцем, он сказал о том, что случиться. Индейцы уважали его слова, а остальные начали осознавать, что это индейская страна.

Велика история этого вождя. Он предсказал события, вот как он стал вождем. Вот почему он был великим человеком, вот почему его звали о-ги-ма Пижики. Мне всегда было жаль, что я не знал моего деда Пижики, потому что я много думал о нем и его предсказаниях, наблюдая и слушая других людей во время путешествий нашей семьи.

 


 

1 В прежние времена власть вождей была наследственной.

2 Позже власть стала перевдаваться на выборной основе.

3 В Уайт Эрс был переселен бэнд Пембина. [прим. переводчика]

4 Старый магазин Глэсс Блок в центре Дулута, а не Глэсс Блок в Миллет Хилл Молл.

5 Бенждамин Дж. Армстронг.

6 Новому способу выращивать кукурузу.

 

«« назад

наверх

дальше »»