МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 


 


 


 

Loading

 

 

 

 

Великие Озера > Этнография >

Когда все звали меня Га-бэ-би-нэсс - «Вечно Летящая Птица»

Этнографическая биография Пола Питера Баффало (под редакцией Тима Руфса)

перевод Педченко С.В.

 

ГЛАВА 9. МЕДВЕДИ

Медведи немного раздражительны, когда они голодны, или когда у них медвежата. Вот почему мы недоверяли им, особенно весной и летом, когда заготавливали кору и собирали ягоды. Иногда медведи свирепеют, когда вы снимаете березовую кору. Когда мы снимаем кору с деревьев, появляется сладкий сок. Медведи чуют эту сладость внутри, внутри коры, и хотят достать ее. Им нравится лизать ее, и они свирепеют, если им помешать.

Нельзя винить их за желание добраться до сока; нам, детям, он тоже нравился. Мы все пробовали на вкус, когда были маленькими. Мы находили это дерево, снимали кору и ели ее. Ой, это было хорошо; сок просто течет в определенное время года. Так что мы, дети, понимали, почему медведи, мак-ваг, любили находиться поблизости, когда мы заготавливали кору.

Когда старшие отправлялись за корой, дети шли с ними и иногда визжали как медведи. Старшим это не нравилось, потому что медведице не понравится, если она услышит детей, и она разорвет любого из них, если поймает. Поэтому мать обращает особое внимание на то, чтобы оставить маленьких детей дома. Большие дети могут быть поблизости, но их мать скажет им: «Ведите себя тихо! Не кричите. Не шумите; медведица обязательно забеспокоится. Если она где-то здесь потеряла своих медвежат, она придет к вам. Это естественно». Вот чего они боялись, особенно во время сбора березовой коры. Дети все это знали и вели себя довольно тихо.

Когда старшие посылали женщин собирать березовую кору, с ними всегда шли разведчики с луком и стрелами и мушкетом, высматривая нет ли каких неприятностей. Они высматривали медведей и сиу.

Мы здесь всегда уважаем медведей. Мы боимся медведей. Все боятся. Это естественно. Они родственны людям; они, возможно, так же умны, как вы. «Да, они родственны людям», - сказал я однажды своему другу, «они как-то связаны с людьми».

«Откуда это известно?»

«Медведь - ближайшее животное к человеку. У него есть ум; у него мышцы как у человека; он ест ту же пищу, что и мы - разные ягоды. Медведь имеет такое же строение, как человек. Его ноги, руки и лицо - как у человека. И когда ты видишь его без шкуры, он выглядит как человек. Когда с его снята шкура, и мясо отделено от шкуры, он выглядит как человек. Многие люди, индейцы, говорили это. Его мышцы выглдят как человеческие. У него мышцы на руках, мышцы на теле, мышцы на ногах, мышцы на спине и по бокам, такие же как у человека. У медведя мышцы на ногах такие же как у человека. Его задние ноги немного короче, но он точно выглядит как человек с мышцами. А иногда медведь кричит как человек».

Медведь не может говорить, но он может думать и понимать язык. Чтобы это доказать, одни индейцы поймали медвежонка и поселили в вигваме с какими-то стариками. Это правдивая история о медведе в доказательство того, что он близок к человеку:

Однажды индейская семья держала медведя, медвежонка, ма-конс, и растила его как ребенка.1

Это было в Бэттл Пойнт, на озере Лич Лейк, нет, это было в Оттер Тейл Пойнт, или где-то на Лич Лейк. В любом случае это было где-то на Лич Лейк. Эта индейская семья перезжала в лагерь для сбора сахара, и когда они туда добирались, они усаживали этого маленького медвежонка, как маленького мальчика, и ставили блюдо сахара между его ног. «Вот. Вот твой сахар. Ешь».

О, он брал и ел его. Он хватал его прямо как маленький ребенок, прямо как маленький мальчик. И он ел!

Затем, когда он съедал все, и приходило время идти гулять и играть, он шел играть. Он залезал на деревья и все такое. Он был прямо как маленький мальчик. Приходили дети, и он играл с ними. Они боролись и все такое. Иногда он бывал немного груб с ними, потому на него надевали рукавицы. Но когда они пытались надеть на него тряпичные рукавицы, он разрывал их.

Итак, индейцы говорят, что поначалу он был как маленький мальчик, но затем этот медведь стал довольно большим. Они обычно жили по берегам озера и возили его везде с собой в каное. Он стал довольно большим и мог раскачать каное. Через какое-то время, люди стали вроде как бояться, что он перевернет каное. И он стал довольно раздражительным, немного. Он завидовал кому-либо, у кого было больше еды, так что они разговаривали с ним. Они успокаивали его, разговаривая с ним.

Медвежонок стал больше и был способен сам позаботиться о себе. Он стал грубо играть с индейскими мальчиками. Он был мощным. Он стал более мощным. Мальчики не могли больше бросить его на землю. Он играл слишком грубо. Однажды индейцы собрались где-то, и он ударил кого-то довольно сильно. Он стал грубым. Временами он становился злым, так что однажды они сказали ему, чтобы он уходил.

Но он не ушел.

Нет!

Они не хотели убивать его, поэтому они сказали ему, что оставят его в определенном месте. «Оставайся там. Уходи».

Они оставили его и уплыли вдоль берега. Знаешь, они плыли от одного места к другому. Но когда они ставили лагерь в следующем месте, было ли это на той же стороне озера или на противоположной, медведь был там. Он как-то туда добирался. Он находил их. Он был там. Он снова двигался вместе с ними.

Затем однажды хозяин вигвама сказал медведю, чтобы тот ушел, и он ушел. Его не было около пяти или шести недель, потом он вернулся обратно в этот вигвам, потому что затосковал. Индейцы поставили перед ним блюдо кленового сахара в маленькой корзинке из березовой коры.

Мать вигвама наконец решила заставить его снова уйти, потому что он становился слишком опасен для детей. Поэтому они попросили человека, который знал природу, который должен был знать природу, шамана: «Я не знаю что можно сделать, чтобы избавиться от этого медведя. Мы не хотим убивать его, потому что мы вырастили его, и он понимает».

«Просто поставьте для него еду, и мы придем встретиться с ним. И мы попросим его оставить вас».

И они сделали как сказал этот человек, и на встрече с медведем шаман говорил с ним, прямо как с человеком, на нашем индейском языке. Он объяснил ему, что тот стал теперь слишком большим, чтобы жить с индейцами, и что его место в другими медведями в лесу. Бабушка вигвама сказала ему: «Иди, ты достаточно большой и способен позаботиться о себе в лесу. Мы поставили тебя на ноги, и теперь от тебя зависит пойти и изучить путь жизни, так же как и мы делаем это».

Медведь выслушал их, и больше он их не беспокоил. Он ушел и не вернулся.

Это правдивая история.

Из этой истории можно сделать вывод, что медведи понимают языки, так как этот медвежонок, которого они растили, понял их слова на встрече. Он ушел и больше не вернулся. Это доказывает что они понимают индейский язык, и я думаю любой язык, хотя они и не умеют говорить.

Мы уважаем медведей и не беспокоим их, и они в целом не беспокоят нас. Иногда они злы и становятся опасны, но этому есть определенная причина. Это происходит когда они размножаются, и когда это происходит, людям лучше держаться подальше от их тропы! Они размножаются, и они бешенные в этот период жизни! Если медведица во время гона, она убьет тебя. Вот чего мы боялись. Вот когда нужно уйти с их пути. Это время земляники, приблизительно время земляники.

Однажды мы встречали медведей во время спаривания у порогов Миссиссипи, у подножия порогов Миссиссипи. Это за Болл Клаб, к западу от Болл Клаб, где во времена Джона Смита разведчик принял пороги за сиу. Как они возились! В период размножения они деруться друг с другом. Все, и самцы и не самцы. Они сильно шумят всю ночь, а когда приходит день, они уходят, и больше никакого шума не слышно.

Мы плавали и вниз и вверх по течению рек в дни моей юности. Однажды семейный вождь остановился и сказал: «Слушайте!» Затем он сказал моей матери и другим индейцам в двух или трех каное: «Сегодня ночью нам лучше остановиться на другом берегу реки».

«Почему?»

«Слушайте. Прямо там, в орешнике, в чаще - вот где эти ребята, старые медведи. Они спариваются! Они дерутся! Самки и самцы дерутся. Они кусают друг друга, ломают заросли и все такое. Они спариваются. Нам лучше не ходить туда. Они убьют нас если мы попытаемся поставить там лагерь! Хорошо, что мы не приехали раньше времени и не разбили лагерь, потому что они уже облюбовали себе это место. Вожак выбрал место, а куда идет вожак, там и они. Они бы пришли туда и разодрали бы нас».

Вот когда я испугался. Я испугался. «Я не хочу туда идти», - сказал я своей матери.

«Мы остановимся на другм берегу реки. Там пусто».

И мы разбили лагерь на другом берегу реки, и всю ночь слышали этот шум. На следующий день мы проплывали мимо на каное. Мы ехали на двух или трех каное. Мы вылезли на том месте, где слышали их, чтобы выяснить что они сделали. Я видел, где они возились и боролись и выворачивали орешник. Заросли орешника были все погнуты и вывернуты. Борясь друг с другом, они смяли заросли. Деревья просто лежали, а в поле зрения порогов не было ни одного медведя.

Мы уважаем медведей. У медведя есть все, чтобы помочь тебе восхищаться природой и служить тебе, вот почему многие индейцы носят медвежьи когти, мак-ко-ганш, как часть своей веры - это можно назвать нашим религиозным верованием.

Моя вера в медвежьи когти говорит, что медведь - ближайшее к человеку существо, которое живет среди индейцев, среди народа, в этой части страны. Медведь очень умен, и он всегда занят своими делами. Медведь хочет жить в этом мире, так же как человек. У медведя, чьи когти мы носим, были мышцы, была сила. Его когти были его защитой, чтобы защищать себя, защищать детенышей. Он всегда защищал детенышей. А когда он собирал ягоды и другие плоды, он не повреждал их. Он просто брал то, что ему было нужно. У медведя есть сила2 в когтях, так что медвежьи когди обладают силой3. Поэтому мы берем их и используем, чтобы помнить, что у медведя была сила. Мы носим и храним медвежьи когти из уважения. Когда медвежьи когти держат близко к человеку, у этого человека есть сила, которую ты можешь назвать духовной силой. Так что когти работают4. Когти работают!

Ва!

Я помню о медведе, храня его когти. Он служил миру, так же как любой другой, на пользу. И его мясо тоже было хорошо. Оно было одним из лучших.В нем была сила! Сила медвежатины больше. Мощность его силы больше. Я думаю, именно поэтому некоторые индейцы, особено мужчины, любят есть медвежатину. Многие любят ее есть. Когда ешь медвежатину, чувствуешь, что с силой все в порядке. Медвежатина была необходима, она была необходима. Это был природный ресурс, твоя дикая жизнь.

Медведи питаются ягодами и плодами и желудями. Эти ягоды и плоды, что он есть, переходят в его теле в мясо, а затем переходят из мяса к людям. Медведей хорошо есть в определенное время года. Летом, когда они не слишком жирны, до того как они переходят на желудевое масло. Мне не нравится медвежатина, когда она слишком жирная, и также не нравится, когда она слишком постная. Если она в самый раз, если ты добыл медведя в правильное время года, у тебя есть мясо. Хорошее мясо. В медвежатине нет ничего плохого, это очень хорошее мясо, одно из самых лучших. Когда она слишком жирная, можно срезать этот жир. Мы используем этот жир - это масло, медвежье масло - как укрепляющее средство, мазь для обуви и для других вещей, вроде свечей. Мы используем его как медвежье укрепляющее средство, обладающее хорошей силой. Мы используем его в пищу и для всего. Мясо мы в прошлом сушили. Мы делали вяленое мясо из него. Мы сушили это мясо и делали вяленое мясо.

У нас в индейском языке нет специального слова для вяленого мяса, мы называли его просто «сушеное мясо», ба-тэ-ви-яс. Моя мать вялила оленину и медвежатину, но сушеная медвежатина была лучшим мясом, которое я когда-либо пробовал. О, для вяления ничто не превзойдет медвежатину! Из нее получается прекрасное, прекрасное вяленое мясо. Да, это здорово. Оно очень вкусное. Ага, я ел много вяленой медвежатины. Добытое вовремя, его ничто не превзойдет. Надо добывать его в то время, когда в нем накапливается немного силы и жира. Но слишком жирное оно тоже не хорошо, потому что кроме того, что оно не так вкусно, оно будет с душком если в нем слишком много жира.

Чтобы приготовить вяленое мясо, женщины разрезали тушу на куски, приносили в лагерь, оставляли ее охлаждаться на ночь, а на следующий день мы назрезали ее. У нас в то время не было холодильников, поэтому они просто строгали мясо лентами. Если животное было слишком большим, чтобы один человек мог справиться с этим, все женщины собирались вместе, чтобы помочь его нарезать. Они хорошо его промывали, хорошо очищали, нарезая, чтобы подвесить небольшими связками на рамы. Только связывание мяса в маленькие связки, после того как оно было нарезано, могло занять целый день. В мое время, когда они заготавливали мясо на зиму таким образом, они макали его раз или два в соленую воду, сделанную из соли, которую они получали из бочек из-под солонины. Сначала они окунали мясо в соляной раствор, а затем развешивали на рамах.

Они вялили мясо на солнце, разводя под рамами огонь. Это высушивало его. При заготавливании его таким образом, мясо немного пахло дымом. Вяленое мясо получалось от частичного копчения, частичного нагревания и частичного воздействия погоды. Они делали рамы на земле из свежего (зеленого) дерева, свежей ивы. Чтобы завялить мясо крупного животного, множество таких рам стояло на земле. Они ставили их на земле лицом к огню, к горячим углям. Они разводили хороший костер из угля. Они хотели чтобы огонь был из большого количества угля, поэтому они в основном сжигали твердую древесину.

Разные породы твердой древесины дают разный жар. Чаще всего они использовали сухие дрова. Сухое дерево дает быстрый жар и лучший уголь, но это все зависит от того, какое дерево они жгли. Одно из твердых деревьев - хмелеграб. Он дает угли, горячие угли, настояшие горячие хмелеграбовые угли. Клен тоже дает горячие угли. Потом, иногда для запаха примешивали немного ясеня или березы к другим дровам. Смешивая эти дрова, можно получить любой запах, какой хочешь.

Иногда вяленое мясо на вкус было как бекон. Оно было красное и выглядело как солонина. О, это было красивое мясо. Оно мне также напоминает солонину, когда ее готовят, но в нем было больше вкуса. Все хотели попробовать его. Все хотели немного мяса. Когда мы вялили мясо, мяса было много, и все делились им.

Мы готовили его так же как солонину. Они делали его хорошо. Из него получался хороший суп, хороший на-буб, но, чтобы сделать из него суп, его надо порезать. После высыхания, вы нарезаете его, чтобы сварить и сделать из него суп. А когда они хотели сделать из него мясные клецки, они отбивали эти кусоки вяленого мяса. Так же как вы делаете макароны из муки, они скатывали клецки из сушеного мяса. Они отбивали его камнем, чистым камнем, чистым камнем, затем они снова его смачивали и скатывали, и бросали его в суп вместе с костями. Мы сохраняли кости, и когда хотели приготовить суп, использовали их для супа. Мы брали кости, обжигали из немного, обжигали и сохраняли для приготовления супа. Они были обожженные, затем мы вялили их на солнце и сушили. Мы обычно сохраняли даже кроличьи кости для супа. Они говорили: «Извлечем вкус из этой кости». Да, ты никогда не пробовал такого вкусного мяса и супа.

Сушеное и вяленое, это мясо хранилось долго. Мой народ так заготавливал мясо в прок. Я помню, как они вялили мясо, когда мне было шесть лет, это было в 1906. Тогда я спросил мать, как давно люди этим занимаются. Она сказала: «Мы узнали это от старых предков индейцев. Мы научились тому как есть и как заботиться о пище, чтобы она не портилась. Вот как мы научились вялить его».

После того, как появились ружья, эти старые заряжающиеся с дула ружья, которые мы называли башк-и-зи-ган, или «взрывающийся предмет», мы убивали медведя их ружья, если хотели добыть его. До того, как появились эти заряжающиеся с дула ружья, индейцы использовали мак-ва-ни-и-ган, ловушку для медведей, маленькую ограду с бревном и ловушкой. Это были ограды шести-восьми футов, с тремя закрырыми сторонами, а наверху пркреплялись тяжелые бревна на подпорке. Веревка свисала с бревен, сделанная из проволоки или провода, или из луба или другого природного материала. Внутри ограды клали мясо или что-то сладкое, вроде кленового сиропа. Черная патока тоже хороша, с водой. Печенье тоже подойдет.

Медведь любит сладкое, и довольно скоро он войдет в эту ограду-ловушку, потому что учует этот сладкий запах. Он переступит бревно, которое помещают в передней стенке, и войдет внутрь, чтобы обследовать место. Он войдет и начнет нюхать вокруг, или засунет туда голову и почует запах кролика или какого-то мяса, или сладостей, которые туда положены. Вскоре он схватит наживку, прикрепленную к этой деревянной подпорке. Бревна на верху закреплены слабо и держаться только этой подпорке, и в конце концов он сталкивает их вниз. Попорки всего сооружения и бревна падают на него. И он умирает. Вот как это работает, и я думаю поэтому по-английски это называется «медвежья ловушка».

Если ты хотел добыть медведя, его было не трудно найти. Когда их не было поблизости у текущего сока или ягод, мы в целом знали где их искать, и по знакам на деревьях мы знали, где у них берлога. Старые индейцы бывало говорили, что где есть дикорбаз, рядом есть медведь, потому что медведи едят то, что сбивают с деревьев дикорбазы.

Конечно легче всего найти медведя в середине лета, ближе к концу июля. Это естественно, потому что в это время года мы занимались разведкой и сбором ягод. Мы всегда были немеого недоверчивы к медведям во время голубики, даже хотя в общем у нас с ними было мало проблем. Мы уважали их, вот почему у нас не было проблем.

 


 

1 В другой версии этой истории, [рассказанной Полом Баффало] было два медвежонка. Детали обеих версий соединены в варианте, представленном здесь.

2 Физическая сила.

3 Духовная или религиозная сила.

4 Если ты носишь медвежьи когти, один из наиболее важных и могущественных символов веры чиппева, и веришь в них, «они работают» - это означает, что они приносят тебе духовную, психологическую и социальную силу и помогают тебе сохранять ее.

 

«« назад

наверх

дальше »»