МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Литература и язык инков >

Хайли

Перевод Ю.Зубрицкого; из книги «Кецаль и голубь»

 

Хайли в честь Виракочи

Основа жизни,
о Виракоча!
Бог вечно близкий,
хозяин одежд,
излучающих сиянье!
Бог творящий!
Бог охраняющий!
Создающий все сущее
наречением имен:
Этот пусть будет мужчиною,
этот пусть женщиной будет!»
Существа,
созданные тобою,
которым ты предначертал движенье,
пусть живут свободными,
не зная страданий.
Где ты, солнцеликий?
Вне мира?
Рядом с миром?
В центре мира?
Среди туч?
Среди теней?
Услышь меня,
отзовись мне!
Позволь мне жить
до конца времени,
долгие годы.
Позволь мне подняться
на твоих дланях.
Дай мне силы,
если устану.
Где бы ты ни был, о Виракоча!

 

Творцу человека

хайли

Над землей рассветает,
землю свет покрывает,
чтоб хвала возносилась
творцу человека.

И высокое небо
с лика тучи снимает,
чтоб покорно склониться
пред создателем мира.

Ветер мчится к деревьям,
ветви их выпрямляет,
ветви их направляет
прямо к Верхнему миру.

А на ветках зеленых
птицы песни щебечут.
В этих песнях пичужки
Пачакамака славят.

Все луга и поляны
покрыты цветами,
возносящими к небу
свои ароматы.

А на глади озерной
и в глубинах безмерных
рыбы танцы заводят —
радость их бесконечна.

Реки, с гор низвергаясь,
водопадом грохочут.
Так они прославляют
его — Виракочу.

Камни, горы, ущелья
Виракоче покорны;
змеи, жители леса,
перед ним распростерлись.

Быстроногий гуанако
и викунья с вискачей
рядом с ним замирают,
внемля богу в смиренье.

Так и сердце мое
с каждым новым рассветом
благодарность возносит
создателю мира.

 

Молитва Манко Капака

О владыка бог,
мощный корень мира,
кто решает — мужем
быть или женою,
кто один на свете
горных вод хозяин,
повелитель града,
где ты обитаешь?
Зреть тебя смогу ли?
В вышине, внизу
или посредине
прячется престол
высшего судьи?
О, услышь меня,
ты, кто распростерт
в океане неба,
кто в морях земли
искони живет.

Повелитель мира
и людей создатель,
жадными очами
зреть тебя желаю,
как Великий Инка.
Лишь тебя увижу
и узнаю,
знак подам
и постигну —
ты меня увидишь,
ты меня узнаешь.

Нет, не просто так
солнце и луна,
осень и зима,
ясный день и ночь —
по веленью свыше
и по предсказанью
чередой
к нам приходят.

Ты вручил мне жезл
повелителя.
Так услышь меня
и ответствуй мне,
прежде чем паду
побежден и мертв.

 

Вечный свет

Вечный свет,
наше солнце,
наш отец
и создатель!

На Великого
Инку
обрати свои взоры.

Он с мольбою
к тебе
обращается
ныне.

На губах
у него
остывает
дыханье.

Свет извечный,
приди
и яви
свою милость.

Ты избавь
от болезни
Великого
Инку!

О своем
повелителе
молится
Куско.

Все мы плачем
о нем,
на тебя
уповаем.

Возврати
ему жизнь,
а рабам своим -
радость.

Сто огней
в твою честь
город Куско
засветит

И весельем
твое
переполнится
сердце.

 

На сон

На сон
помолись —
я в полночь
приду.

 

Владычица влаги

О, Царевна,
брат твой нежный
твою урну
проломил.

Потому-то
так гремит он
в блеске молний
в высоте.

Ты ж, Царевна,
ты уходишь
и из урны
дождь струишь.

А порою
град бросаешь,
устремляешь
белый снег.

Потому-то
зодчий мира
сохраняет
жизнь тебе.

Потому-то
мир творящий,
дух безмерный
жив в тебе.

 

Мать-Луна

Владычица Мать-Луна,
по доброте твоих вод,
по ласке твоих дождей
мы в плаче
тоскуем.

Горчайшие из твоих
созданий,
во гладе и жажде
взываем.

Владыка всего, отец,
где ты ни есть – отзовись:
на небе,
в земле
или в соседних мирах.

Дождем ты нас одари,
твой раб –
человек
так молит тебя.

 

Канава

Ты, канава, широка,
Ты утоптана, ровна!
Топчи!

Ты водицу принесешь
на посевы, на поля.
Топчи!

Посильней-сильней топчи!
Посильней-сильней топчи!

От воды твоей цветы
на растеньях расцветут.
Топчи!

Будут вкусные плоды,
Будет доброе зерно.
Топчи!

Посильней-сильней топчи!
Посильней-сильней топчи!

 

Дереву

Дерево с прекрасными плодами,
Я в твоей тени от зноя прячусь.
Хайли!

А когда тянулость ты ветвями,
тень давало только нашим детям.
Хайли!

Хайли, дерево любимое.
Хайли!

Поднимаясь кроною, должно ты
стать отрадой нашему владыке.
Хайли!

Пышные, с тяжелыми цветами,
ветки тень нам радостно подарят.
Хайли!

Хайли, дерево любимое.
Хайли!

Айау хайли!

мужчины
Айау хайли! Айау хайли!
Вот плуг, вот борозда!
Вот сила, вот рука!

женщины
Мужу слава, слава!

мужчины
Айау хайли! Айау хайли!
Невеста где, краса?
Ты, семя, торжествуй!

женщины
Будь славно, семя!

мужчины
Айау хайли! Айау хайли!
Дай, солнце, борозде
дыхание твое!

женщины
Будь славно, солнце!

мужчины
Айау хайли! Айау хайли!
И чрево Пачамамы,
плоды и жизнь дающей!

женщины
Славь Пачамаму!

мужчины
Айау хайли! Айау хайли!
Ты вот, краса невеста!

женщины
Вот муж и труд его!
Муж, слава, слава!

 

Эа, вот и победа!

мужчины
Эа, вот и победа,
я зерно схоронил!

женщины
Эа, вот и победа!

мужчины
Завтра стебель родится,
послезавтра окучу.

женщины
Эа, вот и победа!

мужчины
Дождь пройдет над посевом,
разольется потоком.

женщины
Эа, вот и победа!

мужчины
Как пойдет все цвести,
буду с мягким маисом!

женщины
Эа, вот и победа!

мужчины
Я сниму урожай
и амбар свой наполню!

женщины
Эа, вот и победа!

мужчины
Солнце золотом льется,
а луна серебром!

женщины
Эа, вот и победа!

мужчины
Ради лика владыки,
благородного сердца!

женщины
Эа, вот и победа!

мужчины
Я зерно схоронил,
я посеял еду!

женщины
Эа, вот и победа!

 

Песня мужества

инка
Песня, песня!
Сердце сердца, песня!
Песня, о песня!

койя и ньюсты
Песня!

мужчины
Мужество мужа!
Будь, мое мужество, со мною!
О мужество мужа!

койя и ньюсты
О мужество мужа!

мужчины
О песня, песня!
Есть ли перец в твоем посеве!
Я здесь появляюсь ради перца!
А цветы есть в твоем посеве?
Здесь ради цветов появляюсь я!

мужчины
Вот владычица койя!

женщина
Ахайли, да, это койя!
Ахайли, у края поля!
Ахайли, с нею ньюста!
Ахайли, юна, прекрасна!
Ахайли!

 

Харай арауи

Нас навсегда, о владычица мыслей,
разлучили?
На бесконечную муку, о ньюста,
разлучили?

Дивная, если б цветком чирчинкомы
ты надо мной расцвела, в сердце сердца
нес бы тебя я.

Зеркало вод,
лживо ты, лживо,
зеркало вод,
нас развело ты.
В памяти только
можно вчерашнее видеть?

То твоя мать,
как смерть сама,
нас разлучает.
Враг мне отец твой -
вот где несчастье.

Но, может, койя,
бог говорящий
велит однажды,
чтоб быть нам вместе.
Как вспомню смех
в твоих глазах -
паду без силы,
их трепет вспомню -
и заболею.

Хватит же, Инка,
хватит…
Иль твое сердце одними слезами моими
живо?

Плачу, как дождь над лесами
в пору цветенья, лесами,
между которыми бездна…
Вся моя жизнь - ожиданье.

 

Харай арауи

Эта песня-песня печали.
Что за недруг жестокий, койя,
нас изводит и угнетает?
Не дано умереть нам вместе.
Пусть же будут недолги, койя,
наши беды. Сами собою,
словно дождь, наши слезы льются,
бесконечные слезы, койя.
Справедливо ли это?

 

Песня узника

Унеси меня,
отче кондор,
уведи меня,
брат мой коршун.

Моей матери расскажи
потихоньку,
что вот уже пять дней,
как я пищи не ведал,
как я не пил.

Ты, посланец,
ты, отче вестник,
сделай так, чтоб отца достали,
чтобы к матери долетели
скорбный голос мой
с горьким словом
и тоска моего
сердца.

 

Виновный юноша

Гложет тоска,
слез не унять.
Так и убил бы проклятьем
сердце свое.

В песне я каюсь.
Дом, где в оковах
узник томится,
дай мне свободу.

 

Туйя

На поле царевны,
о, туйя,
есть строгости гневны,
о, туйя,
маиса златого,
о, туйя,
блюдут там сурово,
о, туйя,
колосья зернисты,
о, туйя,
и зерна душисты,
о, туйя.
Но есть там приманка,
о, туйя.
Маис утоляет,
о, туйя,
но клей прилепляет,
о, туйя,
тебя изловлю я,
о, туйя.
Чтоб быть не мятежным,
о, туйя,
поймавши, быть нежным,
о, туйя.
Вон ястреб убитый,
о, туйя,
он к ветке прибитый,
о, туйя.
Где перья, зеницы,
о, туйя,
где сердце той птицы,
о, туйя?
Он был четвертован,
о, туйя,
был здесь околдован,
о, туйя,
близ этого поля,
о, туйя,
для всех эта доля.