МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Путешествия > Тропою эль чиклеро. Джунгли Петена 2002 >

Переход «Юкатан» - лагерь «Леонтина».

Утро 21 февраля началось для Андрея вовсе не плохо. Когда ему надоело ворочаться без сна, он встал и, посмотрев на часы, с удивлением обнаружил, что ещё только 5 часов утра. Дома он так рано никогда не вставал. Через час уже был готов завтрак и, съев свою порцию вегетарианского цыплёнка, Андрей надел на голову пробковый шлем, купленный когда-то по случаю на птичьем рынке и вскочил на вороного мустанга по кличке «Мул». Вдруг, он (всадник) дико вскрикнул от тупой боли в паху. Испуганный мул виновато покосился на своего наездника...

-     Дуро! Дуро!* - кричали индейцы, тыча в его сторону своими толстыми пальцами.

«А сами-то вы, умные, что ли?», - обиделся Андрей.

Настоящее путешествие для настоящих мачос началось…

Впереди каравана продвигались двое индейцев-мачетерубцев, которые, изредка недобро поглядывая на плетущегося в конце Андрея, наносили удары по зелёной стене джунглей, заслонявшей путь экспедиции. Все пять часов до привала индейцы вынуждены были отмерять отрезки времени в 10 минут. Для этого они не пользовались часами, а слушали Андрея, который, с точностью до секунды, повторял никому не известную, но порядком поднадоевшую фразу: «Хочу к маме!».

По пути экспедиции то и дело попадались древние развалины и не очень древние могилки с покосившимися, наспех сколоченными крестами. Казалось, что индейцы не обращают на них никакого внимания.

-     Что это? - спросил Андрей у ехавшей впереди него кухарки.
-     Где?
-     Да вот же, на кресты похоже.
-     А, это? Это могилки.
-     А чьи они будут-то? - робко поинтересовался мачо.
-     Чьи, чьи. Глупых туристов, конечно. - Ответила, не поворачивая головы, кухарка.

Настоящая майя - кухарка Томаса

От этих слов мачо захотелось плакать. И он втихаря зарыдал, громко шмыгая носом и размазывая накатившие скупые мужские слёзы по своему мужественному, волевому лицу.

Местные ягуары, находившиеся в 10-ти километрах от места событий, прислушивались к этим звукам, пугались и уносились прочь, поджав хвосты, т.к. не понимали, что это за рык не известного им животного сотрясет их родные джунгли.

Когда главный проводник - Антонио - в третий раз посадил выпавшего из седла Андрея на мула, он понял, что пора делать незапланированный привал посреди узкой тропинки, так и не достигнув сегодня Накбе. Да и мулы устали всё же…

Пока индейцы расчищали место для лагеря, а кухарка Томаса носила камни для очага, и разводила костёр, Андрей отправился изучать окрестности. Оказалось, что ночной лагерь расположился на берегу высохшего болотца - «агвады», поэтому погонщику Матиасу пришлось искать водопой для животных. Ближайший оказался только в часе ходьбы от лагеря. После того как Матиас отвел мулов к воде, он принялся «рамонеарить», т.е. срезать, орудуя мачете, верхушки деревьев рамон, для чего он забирался на самую макушку этих самых деревьев. А всё для того чтобы накормить тех же мулов, любителей полакомиться молодыми побегами и сладкими плодами. Плоды дерева рамон вполне съедобны и для человека, только не нужно употреблять в сыром виде косточки, которые сидят внутри и похожи на круглые жёлуди (их майя мололи в муку и пекли из неё лепёшки), так же лучше не жевать и кожуру. Самое вкусное - это внутренняя часть кожуры, богатая протеином, а по вкусу напоминает мёд.

Андрей, тем временем, бродил по высохшей «агваде» и вдруг обнаружил какие-то кости и череп. Они напомнили ему кости человека. Тут он с ужасом понял всё: «Это не Америка! Это Африка - страна работорговцев и рабов! А повариху на самом деле зовут не «Томаса», а «Себастьян Перейра!». Руки мачо затряслись, на лбу выступила испарина, а ноги подкосились, и он чуть не рухнул на белевший на земле череп. Это и привело его в чувство. Когда его глаза почти соприкоснулись с безжизненными глазницами, он увидел, что череп намного меньше человеческого и, скорее всего, принадлежит какому-то мелкому животному, скорее всего «носухе». Подозрения Андрея к проводникам испарились, но осадок остался. По возвращению в лагерь, где уже был готов приготовленный расторопной Томасой вкусный ужин, исследователь забрался в палатку, подкрепился, достал, на всякий случай, из рюкзака перочиный ножик, зажал его в руке и приготовился нести ночную вахту, но трудности дневного перехода и усталость сморили его, заставили сомкнуть веки и заснуть.

 

* «Дуро» (исп.) - «жёстко»

 

 

«« назад

оглавление

дальше »»