МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Аляска. Впечатления о поездке

Елена Питерская

 

Эта поездка, в отличие от множества других, не связанных с диссертацией, изначально была особенной и планировалась давно. Маршрут менялся постоянно. Хотелось в одночасье посетить все, но в последний момент пришлось отказаться от этой идеи и выбрать самое главное, оставив позади серую московскую обыденность.

Нет смысла рассказывать о прелестях перелета из Европы в Новый Свет. Кто хоть раз летал, другому не пожелает. Утомителен не сам перелет, а процедура проверки службой безопасности. Самое увлекательное случилось на перегоне Амстердам – Сиэтл. Всех, жаждущих попасть в страну свободы и бессмертной демократии выстроили в одну шеренгу перед входом в «накопитель» возле нужного «гейта». За импровизированным заборчиком из железных стоек и натянутых между ними веревок стояли семь мрачных миграционных офицеров. Собеседование в посольстве США показалось мне беседой двух интеллектуалов за чаем в гостиной. Здесь в аэропорту, отстояв полуторачасовую очередь, мне пришлось отвечать на зачастую глупые вопросы.

Что вы здесь делаете?
Кто покупал вам билет?
На какие деньги вы купили билет?
Сколько стоит ваша страховка?
Кто упаковывал вашу дамскую сумку?
Кто упаковывал ваш чемодан? И т.д. и т.п.

В результате милой беседы на моем паспорте появилась наклейка красного цвета. Я оглянулась, у всех других наклейки были зеленые …

Примерно такое же удовольствие я получила от очередного собеседования на этот раз по прибытии в Сиэтл.

Найти Северный терминал в огромном аэропорту Сиэтла удалось с третьей попытки и поездки на трех стыковочных паровозиках. Но уже там, в этом бесконечно длинном помещении с многочисленными одами в адрес компании «Alaska Airlines» ощущалось спокойствие, удивительная размеренность и отсутствие суеты…

 

Анкоридж

Прилетев в Анкоридж, я была крайне удивлена скоростью доставки багажа, удивительной чистотой аэропорта и массой разного рода туристических услуг, предлагаемых дружелюбным персоналом всем приезжающим… и это в 11 часов вечера! Все основные указатели дублировались на английском и … японском языках. Как мне рассказали позднее, японцы убеждены, что увидеть северное сияние – означает привлечь к себе счастье. Поэтому больше половины всех туристов на Аляске – японцы. Особенно много новобрачных молодых пар, которые свято верят, что если ребенок был зачат под северным сиянием, то всю жизнь ему будут сопутствовать благоденствие, успех и удача.

Поселилась я в «Оленьей гостинице» (Caribou Inn) в самом центре Анкориджа, которая скорее напоминала сказочный домик с маленькими лесенками, крошечными комнатками, цветастыми занавесками на окнах и огромным количеством рекламных буклетов. Рекламировали все – оленей, охоту, рыбалку, музеи, мясо, лыжи и т.д. и т.п.

Улицы Анкориджа утром. Анкоридж. Центр города. Улицы Анкориджа.

Собственно единственной целью моей остановки в Анкоридже был его хваленый Музей истории и искусства, а также недавно открытый Русский Музей Православия.

Из-за 11 часовой разницы во времени мое первое утро на Аляске началось в 5. Едва дождалась рассвета и вышла на улицу. Центр города очень чистый. Очень правильный. Очень логичный. Авеню с номерами вдоль, улицы с буквами поперек.

Анкоридж. Православный музей.

По словам хозяйки гостиницы, жизнь в городе не начинается раньше 10 утра. Оказалось, не так. В небольшой часовне в одном здании с Русским Музеем Православия, уже закончилась служба. Войдя в это длинное зеленовато-желтое сооружение со стороны музея, оказалась перед прилавком, где одновременно стояли открытки с изображениями православных церквей Аляски, булочки и книги. За 1 доллар тут же предлагался «chai». Собственно вся экспозиция разместилась в одном длинном коридоре. Здесь были и старинные уже поблекшие иконы, и облачение священника, судя по табличке рядом, принадлежащее еще Иоанну Вениаминову, и недавно изготовленная ряса, расшитая бисером в традиционном тлинкитском стиле. Небольшой шкаф с книгами по истории православия на Аляске. Компьютер в соседней комнате. Вся экскурсия по музею заняла около 30 минут.

Музей Анкориджа. Ресторан и тотемный столб в холле. Музей Анкориджа. Алеутская экспозиция. Музей Анкориджа. Тлинкитская экспозиция.

Потом я направилась в Музей истории и искусства. Вот где поставлено музейное дело! Огромное здание, где меня больше всего потряс тотемный столб в холле музея и шикарный ресторан на первом этаже с фонтаном посередине. В первом зале – работы местных художников, главным образом пейзажи Аляски. Дальше расположен большой монитор, по которому каждые 10 минут повторяют короткие ролики про традиционные ремесла тлинкитов, алеутов, алутик и атапасков. Но самое главное сокровище на втором этаже – высоченные витражи с реконструкцией сцен жизни всех коренных народов Аляски. Тут и двухлючная алеутская байдарка в натуральную величину, и сцена тлинкитского потлача, и хижина атапасков, и даже кусок первой очереди нефтепровода.
Музей Анкориджа. Экспозиция по Русской Америке.
Экспозиция представляет собой последовательный рассказ об освоении европейцами этого сурового края. Об идиллии царящей здесь со времен сотворения мира Вороном, о коварных русских капиталистах, вытянувших все соки из природных богатств Аляски, о невежественных американцах, не видящих разницы между народами, о безумствах золотой лихорадки. Это не просто наблюдение за экспонатами за стеклом, а полное погружение в другой мир и другие эпохи. Завершает тур по музею небольшой, но очень любопытный магазинчик на первом этаже, где можно найти буквально ВСЕ. От ювелирных изделий современных мастеров до очень редких книг практически всех академических издательств США. В музее поражают две вещи. Во-первых, значительное количество посетителей всех возрастов. Сюда приходят пенсионеры, родители с детьми, школьники, студенты, и все это было ранним утром в понедельник!!! Кто-то рисует, расположившись на полу, кто-то в десятый раз подряд смотрит один и тот же ролик про изготовление тлинкитскими мастерицами чилкатских накидок, кто-то приходит просто купить книги. Во-вторых, меня поразило наличие библиотеки и архива в открытом доступе. Тебе не нужно разрешений и официальных писем, чтобы получить право пользоваться одной из наиболее полных коллекций редких книг по американской Арктике и Субарктике.

Анкоридж. Музей в Веллс Фарго. Тайная Вечеря.

Проведя добрых четыре часа в музее истории и искусства, я направилась в Музей культурного наследия в Веллс Фарго. В этом музее представлено собрание совершенно разных по времени изготовления и стилю предметов. Здесь и алеутские наконечники, и резьба по кости с изображением «Тайной вечери», и сотканная современными мастерицами чилкатская накидка, и традиционные замшевые рубахи с бисерной вышивкой, изготовленные в 1990е годы. Наиболее значительна коллекция плетеных корзин со всех уголков Аляски, что дает замечательную возможность сравнить технику плетения и стиль орнаментации практически всех народов Аляски. Очень впечатлила библиотека, которая является одной из самых крупных частных библиотек штата, где собраны книги по геологии, истории, искусству и этнографии этого региона.

Остаток дня прошел в походах по музеям и книжным магазинам. Большая часть магазинов в центре города – сувенирные лавки. Большая часть товаров в этих лавках «Made in China». Витрины завешаны парками, шкурками, бубнами, заставлены русскими самоварами. Какое то время просто бродила по городу, наблюдая, как солнце скрывается за крышами отелей Хилтон и Мэриотт, и плавно скользя по нависающим над этими крышами заснеженным вершинам, медленно уплывает по тихим улицам в насквозь промороженные причалы, и тонет в заливе…

Анкоридж. Залив.

Ранним утром следующего дня – вылет в Ситку. На втором этаже аэропорта Анкориджа размещены огромные витражи с одеждой, оружием, посудой, украшениями и другими предметами искусства аборигенов. Нет суеты, нет шума, так присущего всем аэропортам и вокзалам. В 5 утра вдоль этих стеллажей прогуливались люди, ожидающие своих рейсов. Мне с трудом представилась возможность реконструкции русской избы где-нибудь в Шереметьево… Славный городок Анкоридж, но меня ждала Ситка, куда я была приглашена для участия в третьей клановой конференции тлинкитов, хайда и цимшиан.

 

Ситка

Ситка – город на о. Баранова. В период с 1804 по 1867 г. – столица Русской Америки, ее культурный, деловой и промышленный центр.

При регистрации на рейс, оказалось, что сначала самолет приземляется в Джуно, забирает еще пассажиров и только потом летит в Ситку. Аэропорт в Джуно – сказка о зеленых елях и белых шапках снега. Перелет из Джуно в Ситку занимает 27 минут. При снижении ощущение было такое, что самолет садится на воду, но оказалось, на узкую асфальтированную полоску суши вдоль берега.

Страна тлинкитов – это страна островов… Красота этого района Аляски очень своеобразна – маленькие островки, с огромными темно-зелеными елями, серое небо, мелкий моросящий дождь, мокрый блестящий асфальт, мокрые узкие улочки города, мокрые мосты, пронизывающий ветер, и особый дух, который старательно культивируется старожилами и фольклорными коллективами Ситки.

Когда несколько лет ты живешь архивами, книгами, картами, иллюстрациями и вдруг оказываешься ТАМ, ощущения непередаваемые… А когда из окна самой старой в Ситке гостиницы я увидела купола церкви Св. Михаила, уходящие в небо пики прибрежных гор, серые волны, бьющиеся о причал… десять минут я стояла молча. Как мы могли это продать? …

Ситка девятнадцатого столетия – место встречи двух миров, пестрая мозаика культур, смешение языков и традиций, перекресток, где столкнулись две экономические системы, два мировоззрения … Ситка сегодня – сочетание частично возрожденной, частично неутраченной культуры коренных народов Аляски, в первую очередь, тлинкитов, немногих напоминаний о русском периоде в истории края и удивительной первозданной природы.

Ситка. Тотемный столб в центре города.

Первое мероприятие в рамках конференции было запланировано на семь часов вечера и у меня был в запасе почти целый день, чтобы, наконец, пройтись по улицам и набережной… Спустившись в небольшой ресторанчик при отеле, я заказала обед и села за столик возле окна, откуда открывался удивительный вид на Тотемную площадь и пристань. После обеда первым делом пошла к тотемному столбу в центре площади. Этот столб, излагающий историю русско-тлинкитских отношений, был установлен в 1930х гг. На нем изображен двуглавый орел и человеческая фигура на вершине столба, олицетворяющая Главного Правителя русских колоний в Северной Америке А. А. Баранова.

Справа от площади между домами крутая лестница, покрытая снегом и льдом, вела к Крепостному холму. Я потратила 10 минут, чтобы по этой ледяной горке забраться на вершину холма. А когда вскарабкалась, увидела, что с другой стороны холма есть совершенно пологая и идеально вычищенная дорожка для цивилизованных туристов. Место, где когда-то находилась тлинкитская деревня Shee Atika, впоследствии стало площадкой для дома Главного Правителя русских колоний, где в 1867 году был поднят американский флаг… Теперь же здесь совершенно пусто. Три пушки по углам площадки и две лавочки по сторонам для тех, кто предпочитает наблюдать за морем с высоты былого русского величия. С холма действительно просматривается вся округа и открывается удивительный вид на море и прибрежные острова, покрытые ельником.

Ситка. Вид с Крепостного холма. Ситка. Вид с Крепостного холма. Ситка. Вид с Крепостного холма.
Ситка. Дом священника. Ситка. Дом священника. Кабинет И. Вениаминова. Ситка. Дом священника. Гостиная.

Спустившись с холма, я вышла на главную улицу Ситки. Большая часть домов деревянные, что особым образом подчеркивает «историчность» этого городка. Я отправилась искать Дом Священника. Это уникальное для Ситки архитектурное сооружение было построено в 1843 году и стало одним из ликов «золотого века» Русской Америки. Этот деревянный дом строился в качестве резиденции для священника Иоанна Вениаминова, впоследствии Митрополита Московского и Коломенского Иннокентия. Именно здесь долгое время рождались стратегические планы по расширению влияния Русской Православной Церкви (РПЦ) в Америке. Сотрудникам музея удалось до мельчайших деталей реконструировать обстановку дома. Настенные обои, посуда, иконы, лампады, покрывала на диванах и кроватях, самовары и письменные принадлежности Иоанна Вениаминова сегодня находятся там, где они были 150 лет назад.
Ситка. Часовня в Доме священника.
На первом этаже дома располагались школа для детей креолов, алеутов и тлинкитов, а также духовная семинария для тех представителей коренных народов Аляски, которые решили посвятить жизнь распространению православия на Аляске. На втором этаже дома расположена небольшая часовня, где даже сейчас иногда по праздникам проводятся службы. Былое величие и огромная роль православной церкви на Аляске в период расцвета Русской Америки нашли отражение в интерьере этого дома, его размере, основательности постройки и местоположении. Сам И. Вениаминов называл свою резиденцию «дворцом». Почти столетие после продажи Аляски Дом Священника находился в собственности РПЦ. Однако к 1960г. встал вопрос о капитальной реконструкции здания. Церковь не имела средств для сохранения этого памятника архитектуры и культурного наследия, в связи с чем, Конгресс США разрешил Национальной Парковой Службе приобрести этот Дом у РПЦ. Сегодня Дом священника – музей, охрану и попечительство над которым осуществляет National Park Service. Сейчас в Доме установлены новейшие системы мониторинга температуры и влажности, а все экскурсии проводятся под строгим контролем рейнджеров из парковой службы.

Посетив Дом Священника, я отправилась в Тотемный парк. Это загадочное сочетание слов и ореол таинственности. Огромные ели и среди них история людей, история кланов и целых народов в дереве…

Ситка. Национальный исторический парк. Ситка. Тотемный парк. Ситка. Место тлинкитской крепости.

В 1905 году губернатор тогда еще территории Аляска Джон Брэйди привез на Ситку уникальную коллекцию тотемных столбов, которые он собирал по деревням Юго-Восточной Аляски. Из всех тотемных столбов представленных сегодня в парке нет ни одного из Ситки. Большая часть столбов постепенно гниет и разрушается. В связи с этим, все оригиналы выставлены в просторном холе под крышей музея, а в парке вдоль аллей установлены их копии. К сожалению и в первый и во второй раз, когда я была в Тотемной парке, шел дождь, а потом снег, а потом опять дождь… В парке была ужасная слякоть, а все тотемы стояли в глубокой тени. Но, несмотря на тонны воды, падавшей с неба, мне удалось посетить и место битвы русских с тлинкитами, и место индейского форта, и мемориал, возведенный в честь битвы.

Ситка. Тотемный парк. Место битвы русских с тлинкитами 1804г. Ситка. Мемориал в Тотемном парке. Ситка. Стенд, повествующий о битве русских с тлинкитами в 1804 г.

Тотемный парк – это не просто лес и образцы уникальной техники резьбы по дереву. Теперь этот комплекс – Национальный исторический парк Ситки, состоит из собственно музея под открытым небом, выставочного зала и Культурного центра индейцев Юго-Восточной Аляски, где народные ремесленники ведут мастер-классы и занятия по работе с деревом, с металлом, плетению и вышивке бисером, а также организуют беседы, семинары и выставки своих работ. Любой желающий может прийти и понаблюдать, как из безликого куска дерева рождается образ, как моток пряжи становится узором, как пластина металла превращается в изящный браслет со стилизованным изображением касатки или медведя. В выставочном зале не так много экспонатов, но чего только стоит молоток Котлеана в экспозиции, выставленный на фоне картины, запечатлевшей битву русских с тлинкитами… В тот момент, когда я входила в экспозиционный зал, там вынимали из витрины тлинкитскую шляпу, которую, как мне пояснили позднее, готовили для вечерней церемонии. Впоследствии в разговорах с сотрудниками парка, оказалось, что владельцами практически всех аутентичных предметов, выставляемых в музее, являются тлинкиты Ситки, которые передали эти вещи на хранение в музей. Однако в случае проведения определенных церемоний или каких-то праздников шляпы, накидки, медные пластины и другие регалии вынимаются из витрин и хранилищ и передаются на время проведения мероприятий тлинкитам – истинным хранителям регалий…

Я не буду подробно рассказывать о самой конференции. Это не была конференция в академическом смысле слова, скорее интеллектуальный фестиваль людей, так или иначе причастных к культуре, традициям и истории тлинкитов и других народов Северо-Западного побережья Америки. Тлинкиты из Ситки, Ангуна, Врангеля, Джуно, Якутата, хайда, цимшиан из Метлакатлы, все собрались вместе, чтобы поделиться информацией, результатами последних исследований, успехами в деле репатриации тех или иных культурных ценностей. Немногочисленные европейские исследователи затерялись в толпе людей, одетых в замшевые жилеты с вышитыми бисером фигурами, символизирующими дома лягушки, касатки… Каждый вечер заканчивался либо демонстрацией традиционных танцев, либо чтением стихов и прозы…

Неправ был тот, кто сказал, что к американскому времени я адаптируюсь быстро. Прошла неделя, а я по-прежнему просыпалась в пять и бродила по городу. В одно такое дождливое утро я пошла искать православное кладбище. Не самое увлекательное занятие на рассвете… Однако из-за большого снега, размытой дорожки, ведущей вверх к холму и сплошь покрытой скользкой грязью, кладбище посетить мне так и не удалось …

В воскресенье в перерыве между заседаниями секций я зашла в православную церковь. Церковь Св. Михаила была отстроена заново в 1966 году после пожара, когда дотла сгорел храм, возведенный в 1840 г. В тот день служба велась на английском. Однако как мне сказали позднее, во время служб иногда исполняются песнопения сразу на трех языках – церковнославянском, английском и тлинкитском. Практически все тлинкиты являются глубоко верующими христианами. Религия вообще играет особую роль в жизни таких небольших сообществ. Каждая секция и практически каждый круглый стол, где подавляющее большинство участников были тлинкиты, начиналась и заканчивалась молитвой.

Население Ситки – маленькая, но закрытая община. Мне удалось поговорить с местными жителями европейского происхождения, которые приехали в Ситку работать, и живут здесь уже достаточно долгое время. По их словам, тлинкиты держатся на расстоянии, очень вежливы, но достаточно закрыты. Однако, как я могла видеть – практически все европейцы, работающие в сферах, так или иначе затрагивающих интересы тлинкитов (музеи, парки, школы) носили тлинкитские имена и были адоптированы в тлинкитские семьи.

Старая Ситка. Старая Ситка.

Старая Ситка. Этот музей – парк – историческое место расположен в 7 милях от Ситки вдоль живописного побережья… Я была заинтригована названием, событиями, связанными с этим местом и крайне разочарована, когда там оказалась. Три стенда, рассказывающих о том, что когда-то давно здесь произошло столкновение культур.

Пожалуй, из всех достопримечательностей Ситки стоит рассказать еще об одной. Общинный дом. Огромное здание, построенное в строгом соответствии с традиционными архитектурными правилами Северо-западного побережья.

Ситка. Общинный дом. Вид с Тотемной площади. Ситка. Общинный дом.

От стен к центру зала амфитеатром расставлены стулья. Сцена с огромным полотном и изображением Ворона и Орла. По деревянным стенам развешаны фотографии, запечатлевшие моменты потлачей, церемоний, праздников тлинкитов Киксади… Весь дом пропитан духом истории и устных преданий. Именно здесь проводили вечер танцев и вечер поэзии…

Нет необходимости подробно рассказывать про музей Шелдона Джексона. О нем и так написано не мало. Большая часть коллекции музея была собрана между 1888 и 1900 гг. Особенно впечатляет значительное собрание экспонатов по эскимосам юпик и инупиат. Также весьма любопытными представляются экспонаты, свидетельствующие о тесных торговых связях коренного местного населения с европейцами и американцами, например, мешок сахара, привезенный из Гаваны или вышитые бисером табакерки.

Улетать из Ситки не хотелось. Остался неприятный осадок от ограниченности времени, от недоделанных дел, от невзятых интервью… Но пришлось выбирать, и выбор был сделан в пользу Фэрбэнкса.

 

Фэрбэнкс

Ехать в Фэрбэнкс или какой-то другой город Америки после пропитанной историей Ситки – кощунство. Прикоснувшись к ушедшей эпохе, к говорящим памятникам прошлого, ты вдруг оказываешься в совершенно обезличенном пространстве со столбами вдоль дороги, огромными супермаркетами, гигантскими магазинами для домашних питомцев и вереницами машин.

Фэрбэнкс. Университетская авеню. Фэрбэнкс. Зоомагазин. Фэрбэнкс. Кафедра антропологии Университета Аляски.

Упустив возможность поселиться в кампусе, я жила в ближайшей к университете гостинице, и каждый день совершала сорокаминутную утреннюю прогулку (если можно так назвать пробежку при двацатипятиградусном морозе) вдоль шоссе. Университет расположен в удивительно красивом месте. Он возвышается на холме среди елей и придает смысл самому существованию этого городишки. Кафедра антропологии находится в серо-желтом трехэтажном здании. Рядом серое здание библиотеки. Дальше серо-стальное здание студенческого центра. Единственно, что меня вдохновило в кампусе это Музей Севера. Огромное сооружение, издалека похожее на спину кита, вблизи становится ослепительно белой глыбой льда. В основе архитектурной концепции музея лежит образ и очертания айсберга. Перед входом в музей всеми цветами переливается на морозном солнце ледяная скульптура. С площадки перед музеем открывается потрясающий вид на окрестности и лежащее внизу озеро. Все искрится, мерцает и блестит.

Фэрбэнкс. Музей Севера.

Музей был открыт в 1919 году и по сей день является единственным исследовательским и образовательным музейным центром на Аляске. В музее хранится около 1,5 млн. предметов, рассказывающих об удивительно богатом животном, растительном и культурном мире Аляски.

На первом этаже музея расположена Галерея, которая повествует о пяти основных географических областях Аляски. Это история о ледниках, реках, богатой фауне Аляски и людях, проживающих на землях этой удивительной арктической страны: фауна, полезные ископаемые, народы и культуры – здесь все в изобилии. Также на первом этаже находится собрание картин местных художников как аборигенного, так и европейского происхождения. Второй этаж полностью посвящен этнографии и искусству народов Аляски. Это повествование о двухтысячелетней истории искусства – от резьбы по кости 19 в. до современных скульптур. Здесь выставлены картины, фотографии, регалии, церемониальные предметы различных коренных народов Аляски. В магазине при музее продается огромное количество книг по истории и этнографии Аляски, а также карты, документальные фильмы и сувениры.

Большую часть времени я провела в архиве при университетской библиотеке им. Э. Расмусона. Основная часть архивных материалов, так или иначе касающихся истории и этнографии Русской Америки, отснята на пленку … Монотонное жужжание проектора, проплывающие строки, описи, дела, коробки с микрофильмами … Несмотря на постоянную занятость в музее и архиве, насыщенность моих дней новыми встречами и знакомствами, погружение в Аляску академическую, все же Фэрбэнкс уже почти изгладился из воспоминаний, в то время как Ситка заняла прочное место в памяти, в сердце и планах на будущее….