МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Путешествия >

Дон Кандидо и розовые фламинго

Армина Вольперт

Сеньор со столь медицинским именем живет в деревне майя - Темосон. Темосон расположен в восточной части полуострова Юкатан и, естественно, по дороге к розовым фламинго... оттуда все дороги ведут к розовым фламинго.

Выехав раненько из Канкуна, мы съехали с центральной артерии Канкун - Мерида и двинули на Тисимин.

Дорога замечательная. Накупив дешевых печений и орехов, мы радовались солнцу, которое уже обычно не радует, и типичным майякским лицам, которые исключительно напоминают предков наших - монголов. Народ в деревнях приветлив, понимает медленно, но это не отягощает, даже радует - антропология в действии, смотри и слушай внимательно. Хотя часто слушать внимательно не очень получается, так как невозможно слушать внимательно ну совсем непонятный язык майя. Когда в беседе процент этого языка начинает преобладать, понимаешь - "верной дорогой идете, товарищи", ведь такой настоящий язык, чтоб не договориться - это только островки на Юкатане, значит, попал на него, но не факт, что через 15 минут езды (не важно в какую сторону), ты будешь снова вплавь добираться до очередных цивилизаций. На такой островок мы и заехали, это оказалось неожиданностью (что островок), так как Темосон уж совсем близко от большой дороги находиться. Но слова "курандеро", "брухо" (лекарь, шаман) - всем знакомы, так что договорились мы быстро. Удивило и вызвало подозрения, что слишком быстро. Молодая, широкая (в лице и не только) женщина направила нас к местному шаману Дону Кандидо. Дальше показания совпадали, другие деревенские тоже твердили про того же Дона.

Жил он неподалеку. Забор, в отличие от всех остальных заборов, был выкрашен в кричащий голубой цвет, видимо, чтоб калиткой не ошибались, чтоб соседей не беспокоили больные мексиканцы или любопытные экстранхерос (иностранцы), такие как мы. Двор большой, много разных строений, одинаково типичной прямоугольной формы со сквозной дверью, без окон, как положено. Бегает куча мальчишек, как оказалось: часть - дети Дона Кандидо, часть - его внуки. Они-то и стали нашими переводчиками в разговоре с женой местного целителя. Она, ну со-о-овсе-е-ем, не говорила на испанском, пришлось попотеть, так как и переводчики наши были дошкольного возраста, и на этом этапе им тоже еще не положено знать язык колонизаторов. С трудом поняли, что муж уехал в Мериду за травами, так как в ближайшем городе, Вальядолиде, большая нехватка. Мы посочувствовали и обещали вернуться.

Дальше по плану был Эк Балам, любимый... город, т.е. археологический город. Дорога, которая ведет к Эк Баламу, она ведет только к Эк Баламу, дальше джунгли с нехарактерными для этих мест холмами. Нужно довольно сильно напрячь воображение, чтобы в этих холмах-горах увидеть пирамиды, чем они и являются. "Денег нет, денет нет" - вздохнет очередной представитель власти и заблудший гид, отвечая на вечный вопрос - "а чего ж не копают?". Мой монстр не меняется, разве что волос побольше, да и зубы поострее, он, мне кажется, еще красивее, чем раньше. "Монстр" - это декорация фронтальной части основной пирамиды-храма. Гигантская пасть с зубами, столб носа и глаза... Ну это особая история. С его глазами у меня просто роман: два гигантских прямоугольника, с крайних углов - по кокетливой девушке. Девушка правого глаза сидит, оседлав его, ее правая нога внутри, левая - кокетливо свешивается с внешней стороны. Ее подруга поскромнее, уселась, как на жердочке. Охраняют их важные стражники-ангелы. Если бы не мой монстр - все было бы ясно с этим городом: классический период (благо он длинный, не промахнешься, с 200 по 900 до н.э.), наличие стел это доказывает, позже - стелы выйдут из моды. Поле для игры в мяч, это святое, без этого звезды, да и солнце, не проделали бы свой путь, парочка темаскалей (бань), мылись всегда и при любых обстоятельствах, и туннели, формой в арку майя.

Город обычно тих, как и сегодня, только европейский говор (даже если английский язык, то, все равно, - европейский). Гида нашего, Антонио, сегодня нет, он в школе. Ему 11 лет, центральная фраза его повествований: "а археолог сказал..." Т.е. ответственности за сказанное не несет.

Фламинго

Передав ему привет, мы продолжили свой путь, и на этом этапе надо запастись терпением - долгая дорога к фламинго (через Тисимин), до побережья Мексиканского залива. Уже при въезде в Рио Лагартос, тебя расхватывают "капитаны" и "экологические гиды". Сопротивляться нет смысла, лучше торговаться. Рыбацкое суденышко, типа "Эх, прокачу", с мотором и даже, иногда, с крышей, уносит нас в зелено-серую даль соленого залива. Выяснилось, что нам крупно повезло, т.к. март - это лучший месяц - тьма фламинго. Кроме того, за время моего отсутствия, развелось множество крокодилов, и они встречаются нам, просто, на каждом углу мангляровых зарослей. Вскоре стало совсем мелко (опять же - март), и тут нашему "экологическому гиду" пришлось потрудиться на славу - грести вручную, медленно-медленно, чтобы не сесть на мель. Но стоило того. Такого количества розовых птиц я не могла даже вообразить: это тысячи (без преувеличения) гордых и нервных созданий светящегося розового цвета. Они нас, любопытных, просто не выносят, разбредаются, создавая тропинки по направлению лодки, задолго до ее приближения. Еще метр... и разбег по поверхности воды, метров десять до взлета и, ччух... тебя ослепляет изменением цвета внутренняя сторона темно-синих крыльев - взлет... Это странное состояние восторга и досады. Почему ты рассчитывала, что в этот раз они тебя примут и дадут приблизиться?.. Природа себе не изменяет, поехали дальше.

Мы в предвкушении встречи с Доном Хуаном (Доном Кандидо), я очень хорошо себе его представляю: гордый, умный и настоящий...

В Темосон приехали затемно. Соленые, голодные, но счастливые. Все двери, в первый визит закрытые, оказались открыты, запах ладана витал в воздухе, перед глазами святая Гуадалупе, католическая святая с индейскими чертами. Дон Кандидо был сух, но вежлив. А может и не вежлив, мы этого знать не могли, так как он СОВСЕМ не говорил на испанском, только на майя. Общались мы через его внучку. По-деловому спросил, сколько диагнозов мы заказываем (на испанском это - sacar suerte, "вытащить счастье, предсказать судьбу, продиагностировать"). Мы, естественно, заказали на душу населения, всем же интересно. Была приготовлена куча яиц (куриных) и действо началось...

Дон Кандидо

Я была первая. Небольшая комната, стол-алтарь, накрытый грязной дарственной скатертью, пол завален разорванными старыми газетами (меня почему-то это больше всего удивило) и скорлупой от куриных яиц. Большую часть ритуала он вообще на меня не обращал никакого внимания, только в молитве должен был повторять мое имя, и это его расстраивало абсолютно, так как повторить его он катастрофически не мог. "Как ее зовут?" - вновь и вновь он вопрошал к внучке, и мы уже понимали язык майя (только вопрос, так как молитва, при полном отсутствии языка, была на испанском). Взбитые куриные яйца, которыми он до этого дотрагивался до меня, показали подозрительный сгусток, и карты показали странную защиту в один ангел... камни тоже показали проблему. На меня брызгали странными жидкостями, мою отрицательную энергию и болезни выбрасывали за дверь хижины, но и этого не хватило: мне была выписана целая гора различных пакетиков (из той самой разорванной газеты) для ванны, для внешних и внутренних потреблений. Все порошки мне казались абсолютно одинаковыми, но Дон Кандидо иногда до получаса искал что-то конкретное в бездонных многочисленных ящиках, и найдя, смешивал, с, казалось бы, тем же. Моя диагностика длилась полтора часа, Дон Кандидо удивил меня своей прозорливостью и рядом точных моментов в диагностировании. Наказано было вернуться через неделю.

Может, и вернусь, главное не забывать ванны по дону Кандиду принимать.