МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Путешествия > Чиапас. Русский взгляд >
Долгая дорога в Лаканху. По «золотому кольцу» сельвы >

Carretera Fronteriza - дорога по краю сельвы

 

Утром меня разбудил шум падающей воды в душе - это означало, что мы отъедем самое большое через десять минут. За эти десять минут надо было проснуться, умыться-одеться, убрать все провода от камеры и телефона, и уложить вещи - скорость, подходящая более для солдатской казармы, а не для приятного отдыха на лоне природы. Однако я знала, что за рулем и на походной тропе чиапанеко так же ласков и предупредителен, как старшина роты первогодков. Значит, надо было вставать, и приниматься за дело.

Мы выехали ровно через десять минут, и вскоре миновали голову майя на стрелке дорог. Наш путь лежал по Пограничной трассе - Carretera Fronteriza. Трасса следует строго вдоль государственной границы Мексики и Гватемалы.

Carretera Fronteriza. Туман.

Carretera Fronteriza проходит по самому краю Лакандонской сельвы. Вдоль дороги тянутся пустынные луга, где иногда можно видеть пасущихся лошадей, изредка - хижины индейских пастухов, и на некотором удалении от дороги, как обрамление к картине, тянутся покрытые густой и влажной растительностью горы, с зацепившимися за вершины клочками тумана. Низкое небо и серые тучи только подчеркивали яркую зелень окружающих гор, придавая пейзажу какой-то грустный и нереально мистический вид. Однако, вопреки бессонной ночи, меня уже не беспокоили воспоминания, и окружающий пейзаж казался мне очень оптимистичным.

Carretera Fronteriza. Туман. Carretera Fronteriza. Рядом с Гватемалой.

На всем протяжении пустынной дороги само полотно шоссе остается слегка приподнятым над уровнем лугов - здесь часто льют тропические дожди. Я никогда не видела сельву в свете яркого летнего солнца - все мои поездки совершались только в зимнее время, поэтому в моей памяти лакандонская сельва всегда оставалась непросыхающей акварельной картинкой в нереально ярких зеленых тонах на сером расплывчатом фоне. Вот и сейчас начал накрапывать дождик, небо еще больше потемнело, и мне пришлось закрыть окно. Мы ожидали, что вот-вот начнется ливень - в точности как два года назад, когда кукарача с тремя пассажирами на борту буквально плыла по дороге большим водяным пузырем, напоминая батискаф с иллюминаторами, откуда выглядывали любопытные лица.

Carretera Fronteriza. Пастушья хижина. Carretera Fronteriza. Индейская деревня. Carretera Fronteriza. По кромке сельвы.

Однако, на этот раз дождь как-то неожиданно кончился, не успев по-серьезному начаться. Мы миновали дорожный указатель поворота на Чанкалу, и продолжали ехать на юго-восток, забираясь все дальше и дальше вглубь самых малонаселенных районов Чиапаса. По правую сторону от нас нескончаемой чередой теснились горы, постепенно, но уверенно приближаясь к самой дороге. Отсутствие завтрака и чашечки крепкого кофе уже давало себя знать. Что же касалось чиапанеко, он мог не есть днями, довольствуясь гигантской толстого стекла кружкой все того же напитка посоль, который ему всегда готовила мама, а приносил в комнату папа или племянница.

Видимо, отсутствие стеклянной кружки тоже было чувствительно, и мы стали внимательно всматриваться в указатели на правой стороне дороги - вот-вот на границе приближающегося леса должен появиться небольшой щит со словами

VALLE ESCONDIDO

- на полном ходу и не поймешь, что этот щит означает спрятавшийся в лесу на обочине дороги ресторанчик под елками, без окон и дверей - такой неожиданный и странный в глухих местах. Тем не менее, мы уже знали, что этот пункт общепита со шведской кухней и постоянным меню обслуживает бригада из нескольких человек, и здесь одновременно может позавтракать целый автобус туристов, регулярно посещающих сельву.

Carretera Fronteriza. Ресторан Valle Escondido.

Наконец-то узрев желанный щит, мы смело подкатили к небольшой деревянной ограде и остановили машину. Голодные желудки безошибочно повели нас по лесной тропинке, выложенной камнем, и подвели прямо к небольшим навесам над разнокалиберными столиками. Столики окружали толстые деревянные скамейки или обыкновенные пни, приспособленные под сиденья. Под самым большим навесом протянулся раздаточный стол, на котором стояли глубокие подносы с традиционным меню - темного цвета фасоль, свеженарезанные овощи, омлет, сосиски, бекон, - на европейский и местный вкус. На отдельном деревянном столе под навесом стояли два больших термоса с чаем и кофе, тарелки с нарезанным сыром, свежие булочки, мармелад в глубоких креманках, завернутые в полотенце тортильи, нарезанные кружками ананасы, красные ломтики папайи, стеклянные кувшины с различными соками, масло кубиками и большой кувшин с молоком. Все заведение укрывали гигантские ветки елей, и судя по всему, сюда никогда не проникал солнечный луч.

Бригада за раздаточным столом оживилась, увидев нас, и охотно стала предлагать отведать кушанья из разных подносов. Вспомнив о том, что последний порядочный прием пищи состоялся вчера ранним утром, я взяла самую большую тарелку, и стала по очереди накладывать все, что глядело на меня и желало быть съеденным. В числе предназначенных к поеданию блюд оказалась фасоль, яичница с беконом, свежая булочка с мармеладом, тортильи, большие кольца ананаса, две чашки кофе и большой стакан апельсинового сока. Как всегда посмеиваясь надо мной, чиапанеко не поленился еще раз сбегать к раздаточному столу и в дополнение принести мне большую тарелку с ломтиками жареного картофеля. Правда, его собственная тарелка по величине равнялась моей, но я-то не стала подначивать его - голод не тетка, и в походе никто не сделает тебе посоль…

Carretera Fronteriza. Меню.

Не медля, мы принялись за еду, и в очередной раз вспомнили увиденную нами и навсегда покорившую нас надпись над небольшой палаткой в Тукстле, где на самом бойком месте, на перекрестке дорог, готовили очень дешевые, но всегда вкусные и свежие tacos de suadero (Как! ты можешь есть даже tacos de suadero? - с ужасом спрашивала меня в Пуэбле тетка Лусино - молодая красивая женщина из аристократической креольской семьи…). Так вот, над той скромной палаткой рядом с ценниками висел небольшой плакатик с нарисованной от руки надписью - чисто мексиканского стиля:

EL HAMBRE NO MATA, PERO APENDEJA

Увидев один раз эту надпись и отведав тех такос с жареным фаршем из потрошков, заправленных лучком, мы стали регулярно заезжать на тот перекресток, и навсегда усвоили истину этих простых, как сама жизнь, и очень верных слов…

Снова наевшись до отвала, а я еще и напившись от души кофе, мы немного посидели под еловыми ветками, позволяя еде улечься в правильном направлении, и вспоминая нашу поездку двухгодичной давности. Помнится, тогда на деревянном заборе вдоль выложенной плашками тропинки сидел большой яркий попугай, и задиристо разглядывал проходящих мимо туристов - наклоняя голову с пернатым гребешком, он раскачивался всем телом и по-своему нагло хамил людям, - он знал, что ему ничего за это не будет, и старался изо всех сил. Проходящие мимо туристы смеялись, некоторые фотографировались рядом с наглым попугаем, но все-таки держались от него на безопасном расстоянии… Я вспомнила, что тоже сфотографировалась с яркой птицей, и какое-то время даже помнила его имя, которое нам сообщил хозяин ресторана. И не попугай это вовсе был, а вроде как гуакамайя.

На этот раз попугая нигде не было видно. Я решила подойти к хозяину и спросить, куда подевался бойкий попугай, но хозяин был занят разговором с вновь подошедшими туристами. Нам уже снова надо было отправляться в путь, и расплатившись, мы покинули сумрачное на вид, но гостеприимное еловое царство.

Кукарача словно осела под нашими переполненными животами, но беспрекословно тронулась с места - ее покормили еще рано утром на самой первой попавшейся заправке. Выезжая на дорогу, мы добрым словом помянули великолепную кухню ресторана, спрятавшегося в ельнике, приветливость хозяина и его команды. Не был забыт и пропавший попугай - на его счет мы проехались старым анекдотом, который одинаково смешно звучал на разных языках, и был понятен всем без исключения.

Мы продолжали наматывать километры дороги на колеса нашей кукарачи. Дорога уже казалась веселее и окружающий пейзаж явно смягчился - выглянуло солнышко, неярко освещая невысокие горы, туман пропал, уступая дорогу наступающему дню. Все поползновения починить музыку были оставлены, диски заброшены в багажник, освободив место на заднем сиденье для закупленных накануне продуктов. Тема возможного голодания на турбазе как-то отступила на задний план, и мои ночные опасения, вызванные усталостью и плохой едой, стали казаться смешными и необоснованными.

Я продолжала следить по карте за маршрутом, и вскоре мы подъехали к развилке дорог, где стоял нужный нам указатель - San Javier. Рядом находился большой щит со стрелкой, указывающей дорогу на Бонампак - я сразу узнала его, хотя мы проезжали мимо целых два года назад. Мы уверенно повернули направо и проехав несколько километров, подъехали к другой развилке, откуда опять же вправо уходила покрытая гравием дорога, ведущая в лес. Неподалеку одиноко стоял обшитый деревянными щитами домик. Я отложила карту, и открыла свой толстый американский путеводитель. Мои действия были чисто декоративными, ибо чиапанеко уже давно вышел из машины, подошел к старику, сидящему возле домика, и завел с ним разговор. Я знала, что нас ожидают в одном из селений разбросанного по сельве поселка под названием Lacanja Chansayab, и наша задача состояла в том, чтобы уточнить, в какое именно селение лежит наша дорога.

Вскоре мы тронулись с места, завернув на гравий, как и предполагалось, и въехали в лес. Кукарачу затрясло на ухабах, я ухватилась за переднюю панель салона, и старалась удержать равновесие. Через некоторое время мы подъехали к небольшому селению из нескольких деревянных домиков, за которым опять начиналась развилка - я начинала понимать, в чем дело, - и уже не спрашивая дороги, мы уверенно затряслись вперед.

Вскоре дорога вывела нас на чистую зеленую лужайку, где стоял красиво оформленный щит со словами

CAMPAMENTO RIO LACANJA.

Вот мы и приехали.

Турбаза Rio Lacanja

 

 

«« назад

оглавление

дальше »»