МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Путешествия > Чиапас. Русский взгляд >
Долгая дорога в Лаканху. По «золотому кольцу» сельвы >

Бонампак

 

Выехав на перекресток второстепенной заасфальтированной дороги, там где стоял дощатый домик, мы повернули направо - наша дорога лежала на Бонампак. Меня по-прежнему угнетала мысль о том, что я упустила возможность и по своему невежеству не успела как следует расспросить Рикардо о его отце. Но ведь мы надеялись, что он появится утром, но так и не встретились с ним...

Вскоре дорога нас привела к невысокой стене, которая окружала административные корпуса археологической зоны Бонампака. Направо располагалась парковка, где мы и оставили машину. На благоустроенной административной территории находилась касса, небольшая стендовая экспозиция вдоль одной стены, удобства и мини-кафе. Посетителей было немного, а день выдался серенький, хотя дождик давно кончился.

Бонампак. Административный корпус

Рядом с администрацией находилась другая парковка - там стояли несколько микроавтобусов, которые отвозили туристов до археологической зоны. Мы сели в микроавтобус вместе с другими ожидающими пассажирами, и тронулись по гравию в сельву.

Признаться, я не ожидала, что придется так далеко ехать. Дорога сквозь сельву не была покрыта асфальтом, и нас немного подтряхивало на небольших ухабах. Проехав несколько километров по лесной дороге, мы увидели опушку леса, и наш микроавтобус остановился на лужайке перед небольшим плетнем - это и был настоящий вход в Бонампак. Рядом с оградой располагались большие столы, где лежала сувенирная продукция - там уже толпился народ. Сувениры действительно были интересные - необычные колье и бусы из очень ярких семян, искусно подобранных по форме и цвету; здесьже лежали небольшие вырезанные из дерева фигурки майяских богов, и деревянные некрашеные фигурки ягуаров, чьи пятна были слегка обозначены темными точками при помощи прибора выжигания по дереву - очень простые модели, но изящные и стильные.

Цены были очень приемлемые, и вскоре мы оказались обладателями ярких бус и двух деревянных ягуаров, которые чиапанеко сразу определил как macho и hembra. Немного посмеявшись над фигурками священных животных, мы их поместили в мою сумку вверх хвостами - чтобы не занимали много места. Мы тронулись дальше, и прошли через территорию хозяйственных построек - небольшого административного домика и похожих на вагончики домушек с надписью INAH - видимо, здесь постоянно жили археологи. Мы также миновали большую поляну на опушке леса - от поляны влево уходила большая вырубка, разделяя лес на две части. Тут же стоял небольшой самолетик - не для него ли была сделана взлетная полоса?

Бонампак. Вход Бонампак. Самолет

Вот уже мы шли по широкой натоптанной дороге - впереди, разделяя дорогу надвое, росло большое дерево, своей кроной скрывая панораму находящегося за ним города. Справа были раскинуты крытые сувенирные палатки - и там не было ни одного покупателя. Любопытства ради я прошлась вдоль палаток, чтобы увидеть ассортимент. Меня весьма удивила разница в ценах - в палатках все было втрое дороже - те же колье, ягуары, и те же деревянные боги. Не удержавшись от общения с продавцами (и никогда не могу удержаться…), я спросила, почему существует такая разница в ценах. Стоявшая за прилавком метиска занервничала, и с места в карьер очень откровенно сказала: «Та, что стоит у плетня - мой злейший враг… Мы уже сколько с ней говорили, чтобы не портила нам рынок и не снижала цену. У нее всегда покупают, а мы стоим пустые…»

Не очень разбираясь в законах экономики и маркетинга, я сходу дала совет метиске: «Так и вы тоже снижайте цену…» Правда, дальше я промолчала, чтобы не обидеть продавщицу - у метиски цена на сувениры была просто смешной - никто на станет покупать плоскую деревянную фигурку за сорок долларов… Как правило, люди едут сюда, в Бонампак, из Сан Кристобаля, где этим добром завалены прилавки… Меня немного позабавил и развлек этот простой пример рыночных отношений и наглого демпинга посреди глухой сельвы, и я поспешила дальше, вслед за уходящим чиапанеко.

Миновав растущее прямо на дороге большое дерево, мы вышли на Большую площадь города, и я ахнула --перед нами раскинулся амфитеатр большой пирамиды, похожий на древний греческий театр. Большая постройка уступами спускалась к площади, гармонично и естественно вписываясь в окружающий пейзаж тропического леса, словно делая шаг вперед и заявляя - а вот и я, любуйтесь мною...

Бонампак. Общий вид Яшчилан. 2003 год

Я не раз видела Бонампак на разных фотографиях, смотрела несколько фильмов про этот город, и все же среди живого воздуха сельвы, в колыхании ветерка, туманным серым днем все оказалось по-другому - Бонампак оказался прекрасен. Да, конечно, Паленке тоже впечатлял своими размерами, геометрически правильными руинами, красотой небольших Храмов Креста, окружающими горами, покрытыми сельвой - и все же ему не хватало завершенности и единства композиции - именно того, что поражает зрителя. Будучи в Яшчилане два года назад, я могла только угадывать изначальную красоту города, обращенного фасадом к реке - видимо, он был не до конца раскрыт.

Бонампак - большая пирамида, рукотворный каменный холм, был обращен фасадом к Большой квадратной площади, компактно расположен и поражал единством композиции всех имеющихся на этой площади строений. Пожалуй, единственным городом, который мог в этом соперничать с ним, была только обожаемая мною Тонина.

Бонампак. Пень зацвел!

Я присела на камень плоской платформы при самом входе, оказавшейся строением номер пятнадцать, и продолжала любоваться городом. Меня снова охватило чувство обиды - опять я прохожу мимо, проездом, мимоходом, мимолетом, пробегая, проезжая - и никак не могу остановиться и побыть несколько дней там, где просит моя душа. Мне не хотелось вставать и выполнять обязательные для туриста действия - побыстрей все обойти, сфотографировать, картинно встать на ступеньках пирамиды, комментировать надписи, и прочая и прочая… Останусь здесь и просто буду любоваться этим видом, который уже навсегда останется в моей памяти.

Я сидела довольно долго, не вынимая фотоаппарата и наблюдая за хаотическим передвижением по большой площади немногочисленных туристов. Чиапанеко отошел уже довольно далеко, и стоял около большой стелы посреди яркой зеленой травы площади. Почуяв неладное, он оставил стелу и направился ко мне. Мои упаднические настроения в дороге всегда были третируемы встречным поведением сержанта, который обожает своих солдат больше чем родную маму. По походке определив содержание предстоящей сцены, я все же не шевельнулась - у меня забастовка. Протест против мимолетности жизни и нереализованных возможностей, которые разрушали большую Мечту. Не получилось пожить несколько дней в Тонине, не хватило времени поговорить с историческим лакандоном... значит, и мимолетный взгляд на ваш Бонампак мне тоже не нужен...

Бонампак. Над Акрополем

Через десять минут я уже стояла на средней платформе пирамиды, обозревая пейзаж окрестных гор и заповедник Монтес Асулес. Небольшая кислинка серого дня была разбавлена нормальной порцией крутого халапеньо. Я лишилась своей сумки с сигаретами, и пакета для комфортного сидения на камнях, но мне был оставлен фотоаппарат, а сама большая площадь вместе с имеющейся на ней архитектурой была разбита на квадраты - я обязана была побывать в каждом условном квадрате и предъявить соответствующую фотографию для отчета. Проверку предполагалось осуществить по карте археологического комплекса, которую мы взяли при въезде в Бонампак. Карта была мне оставлена для географической ориентации на местности.

Сигареты будут мне выданы по завершению осмотра и после предъявления отчетных фотографий.

Задача была предельно ясна, и в ней не оставалось места лирике. Моя сумка фланировала где-то далеко внизу, держа дистанцию, но непрерывно за мной наблюдая. Мне пришлось заняться делом, и начать осмотр пирамиды с некоего Edificio 3, находящегося где-то на середине высоты пирамиды.

Очень скоро я вошла в азарт, обходя все уровни огромного строения, и непрерывно поднимаясь вверх, пока не добралась до самой верхушки пирамиды, где возвышались маленькие храмы рядом в Акрополем, похожие на башенки - совсем как Тонине. Я уже давно забыла про сумку, и заходила в каждую башенку, откуда открывался вид на безбрежное море сельвы, покрытой серым водянистым туманом. Мистический серый пейзаж с плавающими в воде далекими горными вершинами был грандиозен и казался воплощением медленно текущей Вечности. Пирамида Бонампака казалась центром Вселенной, вокруг которого медленно и незаметно вращался весь мир, наполненный туманом и водой, как при сотворении мира.

Бонампак. Течение времени Бонампак. Ступени Бонампак. Montes Azules

В башенках застряли и другие пассажиры, которые не могли оторвать глаз от окружающего пейзажа. Некоторые уходили за башенки и там бесследно пропадали. Решив проверить пространство позади башенок, я завернула за самую последнюю и - выяснилось, что верхушка пирамиды еще не могла считаться таковою - вершина продолжала тянуться вверх плоскими ступеньками очень широкой лестницы, на которую постепенно взбирались высокие деревья, растопырив пальцы-корни и цепляясь ими за ступеньки. Они взбирались по этой лестнице уже много лет, и некоторые из них достигли самой вершины рукотворного холма. Мощные корни вплелись в камень кладки, и мертвой хваткой удерживали лестницу на самом верху. Может быть, они удерживали и саму пирамиду, оставляя ее неподвижной среди коловращения этого мира. Наверное, так выглядел сказочный и грозный лес Средиземья Фангорн, где каждый день делал обход неутомимый Древень, друг волшебника Гэндальфа, и враг предателя Сарумана...

Бонампак. На самом верху Бонампак. Верх пирамиды. Лес Фангорн

Здесь, у подножия лестницы, стояли восхищенные наблюдатели. Лестница уходила вверх, и терялась среди толпы высоких деревьев. Это был настоящий, и уже самый последний уровень огромного строения, который был видел издалека, из глубин волнующегося и однообразного моря сельвы.

Спустившись вниз, я наконец-то подошла к самому главному строению Бонампака - храму, где находились фрески. Три небольших проема вели в узкие внутренние помещения. Как гласила табличка с пояснениями к фрескам, под которой сидел пожилой служитель и строгим оком следил за туристами, - своды трех комнат были расписаны сценами царствования самого могущественного правителя Бонампака Чан Мувана, который имел близкие родственные отношения со знаменитым правителем Яшчилана по имени Щит за номером два из знаменитой династии Ягуаров. Еще живы были воспоминания, как два года назад, преодолев водный путь до далекого Яшчилана, мы были немного озадачены доносящимся из сельвы страшным ревом этого самого ягуара, и струхнув, даже подумывали о реинкарнации духа потревоженного нами правителя. По крайней мере, тогда мне было действительно страшновато…

Здесь, у Строения номер один, не было обезьян-ревунов, пугающих невинных туристов, однако стояли, убрав руки за спину и расставив ноги, три недремлющих охранника - по одному на каждый вход - на страже культурного наследия нации. Внимательно читая пояснения к фрескам, я спиной почувствовала приближение моей сумки, и вскоре была прощена и счастливо с нею воссоединилась. Однако сумка мне помешала бы делать съемку настенной живописи, и мне пришлось оставить ее на временное хранение там, где она и находилась последние сорок минут.

Бонампак. Фреска

Я последовательно зашла во все три помещения, рассматривая фрески. Меня поразила чистота рисунка и яркость красок, а также хорошее расположение частей композиции на ломаной поверхности сводов. Закончив осмотр третьей комнаты, я опять направилась в первую - делать снимки.

Мы провели много времени на площадке у Храма с живописью, и нам нужно было думать о скором отъезде. Мы покинули территорию Бонампака, шагая по направлению к большому дереву, стоящему на входе, и прошли к остановке микроавтобуса. Я часто останавливалась, и обернувшись, смотрела на исчезающие за широкой кроной дерева очертания древнего города. Мне не хотелось отсюда уходить, но время шло, падали вниз песчинки и вернуться было уже невозможно - ни в сам город, ни в прошлое.

Вскоре мы вернулись на административную площадку комплекса, куда нас привез в роскошном микроавтобусе картинный громила с золотыми цепями, наколками, кожаном поясе с клепками, удерживающими мощное пивное пузо, и в темных очках, скрывающих лицо. Мы были единственными пассажирами микроавтобуса, и проезжая сквозь густой лес, я чувствовала себя как заложник Соловья-разбойника. Парень так и просился на съемочную площадку фильма о каком-нибудь десесперадо в виде бойца-марьячи с бомбами и пулеметами в футляре из-под гитары, а его крутой прикид бил Бандераса, как хотел. Откуда это чудовище взялось в сельве - неизвестно. Крутой микроавтобус тоже был как-то не к месту. Проезжая через сельву, я подумала, что наверное, где-то рядом отдыхает какой-нибудь нарко-каудильо, а его шофер, пользуясь бездействием шефа, решил подсуетиться и снять копейку.

Впрочем, нас безопасно доставили на стоянку, мы поблагодарили крутого парня и вскоре сидели в своей скромной кукараче. Небо по-прежнему было покрыто серыми тучами, но погода держалась, благоприятствуя нам, и вскоре мы катились прочь от затерянного в лесу города, более полувека назад открытого миру простым бродячим романтиком, которого сопровождал тогда еще юный и красивый лакандон. (Даже плакать хочется…)

 

 

«« назад

оглавление

дальше »»