МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Путешествия > Тукстла Гутиеррес. Фотоальбом >

Тукстла Гутиеррес, столица штата Чиапас, Мексика
(Tuxtla Gutiérrez, la capital de Chiapas, Mexico)

 

Посвящается Карлосу Даниэлю Чандоми и Лидии, в честь из свадьбы, которая состоялась в церкви Божией Матери Гвадалупской в городе Тукстла Гутиеррес 19 ноября прошлого года.
С большой надеждой на то, что Карлос вскоре сможет завершить свой труд по изучению обычаев своего города, и наконец-то опубликует его.

Este relato esta dedicado a Carlos Daniel Chandomi y su esposa Lidia, para conmemorar su boda que tuvo lugar en la ciudad de Tuxtla Gutierrez en la Iglesia de Nuestra Señora de Guadalupe el dia 19 de noviembre del año 2005.
Con esperanza de que Carlos pueda finalizar su investigacion de costumbres y tradiciones de Tuxtla, y la tenga publicada.

 

Штат Чиапас долгие годы оставался для остальных мексиканцев загадкой. До строительства панамериканского шоссе в шестидесятых годах двадцатого века, добраться до города Тукстла Гутиеррес было сложно, и природа самого южного штата оставалась нетронутой и свежей, как в первый день мироздания. «Должность» столицы этого уникального штата Мексики долгое время оспаривали несколько городов – Тукстла всегда претендовала на главенство в силу своего географического положения, Тапачула – благодаря своему высокому экономическому развитию, а Сан Кристобаль – опираясь на великое историческое прошлое. Городок Чиапа де Корсо, самый древний город Чиапаса, вообще не вмешивался в эту игру, довольствуясь своим живописным географическим положением на берегах реки Грихальвы, и упиваясь своею древнею легендой о приезде мифической благодетельницы доньи Марии де Ангуло (см. рассказ Aqui vienen parachicos!).

И тем не менее, город Тукстла Гутиеррес в настоящее время – это крупнейший город штата Чиапас и южные ворота Мексики; самый значительный экономический центр юга страны, где решаются серьезные политические и экономические вопросы мексиканской политики, направленной на экономическое сотрудничество не только со странами Центральной Америки (в рамках так называемого Плана Пуэбла-Панама), но и с великим северным соседом. Безусловно, трагическое и долгосрочное пребывание САНО – Сапатистской Армии Национального Освобождения – в горах юго-востока Чиапаса за последние десять лет только добавило живости в динамику социально-политического развития штата, никак не нарушив, в конечном итоге, его политической стабильности. Когда-то самый отсталый, самый сельскохозяйственный и откровенно деревенский штат Мексики за последние двадцать-двадцать пять лет занял важные позиции в экономике всей страны, снабжая электроэнергией другие, более стабильные в экономическом отношении штаты своими электростанциями, относительно недавно построенными на горных реках Чиапаса.

Штат Чиапас и его столица уже известны по всему миру – Чиапас прославился как красивейшее туристическое направление Мексики, а его столица Тукстла Гутиеррес является отправной точкой в путешествиях по уникальным природным заповедникам Чиапаса и древним центрам загадочной цивилизации майя. Чиапас сегодня прочно обосновался на самой верхней планке туристического бизнеса благодаря потрясающим и неповторимым красотам своей природы и своему индейскому населению, ибо Чиапас – самый «индейский» штат Мексики.

Не самой последней причиной известности и притягательности Чиапаса является уже упомянутое политическое явление современной Мексики – «повстанческая» армия сапатистов и сапатистские коммуны индейцев, практикующие уникальные методы самоуправления, ведущие свое начало с традиционных времен. Харизматический лидер сапатистов – субкоманданте Маркос – является признанным автором современной мексиканской литературы, и в минувшие девяностые годы на яркий огонек этой личности слетались многие мировые знаменитости – провести сеанс общения со знаменитым повстанцем было модно, престижно и необычно. Впрочем, можно только предположить, насколько это общение забавляло самого субкоманданте, обладающего незаурядным чувством юмора. Возможно, этот юмор помогал сапатистским общинам в неимоверном труде строительства новой реальности, в течение первых и самых трудных лет военного и политического противостояния с федеральными войсками и местными властями. Однако, на каком-то этапе ситуация незаметно переломилась в сторону повстанцев – индейцы смогли пережить темные времена насилия и противостояния с властями, затем период мировой известности и приток многочисленных романтиков, непрошеных анархистов и просто дураков, затем намеренно либо заведомо были преданы забвению, но забвение, как зерно, упавшее в черную и жирную землю, стало прорастать в терпимость со стороны местных властей и понимание народа.

Тукстла Гутиеррес так же непредсказуема, как и сам Чиапас. Климат в Тукстле невозможный для проживания там в летний период – страшная жара изматывает даже привычных ее жителей. Окружающие Тукстлу горы и ее близость к построенной в семидесятые годы прошлого века электростанции Чикоасен создает «зеркальный эффект», который только увеличивает жару. Тем не менее, центральное географическое положение и плодородная долина обеспечили Тукстле ее главенствующее положение в штате среди других, не менее достойных городов Чиапаса – Тапачулы, Комитана и Сан Кристобаля.

Долину Тукстлы издавна населяла народность соке (zoque), которые называли свою местность Койаток (Coyatoc, Coyatocmoc) – в переводе с языка соке «место, где в изобилии водятся кролики». Присутствие этих пушистых животных «с хлопковыми хвостиками» настолько закрепилось в названии местности, что пришедшие в пятнадцатом веке мешики, завоевавшие соке, не преминули сделать кальку в свой язык, и долина получила новое звучание на языке науатль - Tochtlan. Индейцы соке сразу ассимилировали новое название, и превратили его в Tuchtlan. Пришедшие сюда первыми в середине шестнадцатого века доминиканские монахи испанизировали это название, и превратили его в Tuxtlán, Tuxtla, Тукстла. Так этот город назывался в древних письменных документах, и так он зовется в настоящее время. Правда, непривычный к нагромождению согласных испанский язык более склонен произносить имя города как Tusta, Tustla, но уж это оставим на их совести.

Необходимо отметить, что язык народности соке не принадлежит к группе языков майя, поэтому соке отличаются от других народностей майя, проживающих в Чиапасе – чолей, цельталей, цоцилей, тохолабалей.

Селение индейцев соке с давних времен располагалось на склоне большой горы, разываемой Мактумацá (el cerro Mactumatzá) – это самая большая гора в цепи гор, окружающих долину Тукстлы. Со времен колонизации поселок Тукстлан служил для испанцев пунктом отдыха и остановкой перед подъемом в горы – в главный город провинции Чиапа де лос Индиос. Удобное географическое расположение Тукстлы способствовало развитию торговли с ближайшими землями – сюда приходили торговцы с Атлантического побережья Мексики – Веракруса и Табаско, а также с севера и с юга – из Оахаки и Гватемалы.
Герб Тукстлы

Кстати сказать, в настоящее время любой житель Тукстлы, да пожалуй, и любой чиапанеко, зовется «conejo» - кролик. Изображение кролика можно легко увидеть на круглых клумбах развязок объездных дорог Тукстлы. Кролик – это главный герой современного герба города Тукстлы.

(Как и положено герою, в реальной жизни его найти чрезвычайно трудно…)

Начиная с конца восемнадцатого века, город назывался Сан Маркос Тукстла, но впоследствии, в 1848 году, губернатор Чиапаса Николас Руис Мальдонадо подписал указ о переименовании города, и с той поры он зовется Тукстла Гутиеррес – в честь знаменитого борца за независимость Чиапаса от Испанской короны и за присоединение к Мексике – политика и губернатора Чиапаса Хоакина Мигеля Гутиерреса. Именно Хоакин Мигель Гутиеррес закрепил столичный статус за городом Тукстла, однако этот статус впоследствии многократно оспаривался, и основным конкурентом Тукстлы всегда оставался Сан Кристобаль де лас Касас – красивейший колониальный город на высокогорье Чиапаса. Тем не менее, Тукстла пережила и это соперничество, как пережил в свое время штат Чиапас нелегкий период борьбы за самоопределение и присоединение к Мексике и отторжение от Гватемалы, частью которой он являлся долгое время.

Тем не менее, в настоящее время именно Тукстла стала настоящими воротами в старый доколониальный и колониальный мир юга Мексики – отсюда начинаются дороги в старинные города Чиапаса – тот же Сан Кристобаль, расположенный в девяноста километрах от столицы штата, в полный легенд и старинных традиций индейский город Комитан де Домингес, в старинные центры цивилизации майя Паленке, Бонампак и Яшчилан, в уникальные природные заповедники – всемирно известный каньон де Сумидеро, водопады Agua Azul, Misol-ha, Chorreadero, и неизвестный мне ранее, но теперь незабываемый водопад на склоне зеленой горной гряды, чьи три струи, похожие на вилку, видны за много километров – Чифлон.

Город Тукстла растет поразительными темпами, и хотя справочная литература везде определяет численность его населения немногим более четырехсот тысяч, я считаю это цифру позорно заниженной (некоторые источники дают более точную цифру – свыше полумиллиона жителей). На муниципальном сайте Тукстлы прирост населения указан в фантастических процентах, в рекламных проспектах Тукстла выглядит как привлекательная альтернатива для инвестиций и возможностей в области бизнеса – однако достаточно один раз посмотреть с высокого склона горы на этот город, чтобы отпала всякая необходимость в цифрах. Огромная территория, которую занимает город, недвусмысленно свидетельствует о его не то чтобы динамичном, а совершенно невероятном росте. Я уверена, что скоро, очень скоро вся долина между склонами гор будет занята городской застройкой – благо есть пространство для роста. Неудивительно, что самым динамичным видом экономической деятельности в Тукстле бесспорно является строительство. Здесь практически отсутствует промышленность во всех ее видах, и основными двигателями экономического роста является торговля товарами широкого потребления и развитие сферы услуг, включая туризм.

Сегодняшняя Тукстла может гордиться не только сомнительными экономическими возможностями, о которых радостно вещают официальные структуры, но которые по-прежнему остаются бесполезными для большинства бедствующего населения, но и крепким культурным наследием и хорошими возможностями для образования. Здесь находятся два престижных высших учебных заведения – Автономный Университет Чиапаса (UNACH), и Технологический институт Тукстлы Гутиеррес, не говоря о кампусах других престижных университетов Мексики. Городским центром культуры является Центр Хайме Сабинеса Гутиерреса, известного мексиканского поэта, родившегося в Тукстле.

Жители Тукстлы – в большинстве своем метисы и креолы. Представители местных и других коренных народностей - цоцили, цельтали, сапотеки, чоли и сами соке – составляют ничтожно малый процент населения, около трех процентов. Меньше половины из них говорит на своих родных языках. Основная и прочно укоренившаяся религия жителей Тукстлы – это католицизм, однако представители других, инославных конфессий уже давно заняли даже не оборонительные, а наступательные позиции не только в столичном городе, но и по всему Чиапасу. На окраинах Тукстлы можно увидеть множество церквей и молельных домов пришлых религиозных деятелей – самым помпезным из них выглядит построенный из белого мрамора дом общины мормонов.

Тем не менее, жители города не устают гордиться своими национальными и особенно местными традициями. Своеобразные обычаи, легенды и совершенно особенная кухня Чиапаса привлекают сюда множество туристов. Местные растения и травы, которые в изобилии растут в долине Тукстлы, неизменно служат основой для самых разнообразных и уникальных блюд, которые можно отведать только в Тукстле – pepita con tasajo (жаркое с тыквенными семечками – см. Рассказ о празднике парачикос в Чиапа де Корсо. Я уверена, что жители городка Чиапа де Корсо с жаром оспорят принадлежность этого блюда к тукстлекской кухне), суп с местной травой чипилин (которая растет в виде сорняка на огородах, а суп лично мне напоминает щавелевый), фасоль, приправленная этой же травой, и конечно же тамалес - масса из вареной кукурузной муки с самой разнообразной начинкой (говядина, фасоль, топленый свиной жир, красные помидоры небольшого размера jitomate), завернутой в пальмовые или кукурузные листья или в большие листья других растений, таких как хуканé. Самый известный напиток в Тукстле – это, конечно же, посоль (pozol), который готовят из кукурузной муки, которую получают в результате долгого процесса обработки, не изменившегося за последнюю тысячу лет (существует два вида этого напитка – pozol blanco и pozol de cacao). Обилие самых разнообразных фруктов и овощей позволяет местным жителям не умирать с голоду, а некоторым позволяет даже откровенно бездельничать, не утруждая себя тяжким и изматывающим трудом за кусок хлеба. Кстати, хлеб в нашем понимании можно купить только в супермаркете или в специализированных магазинах, потому что хлебом в Чиапасе называют сладкую выпечку.

В Тукстле есть достопримечательности, достойные внимания даже избалованных жителей столиц. Среди этих достопримечательностей особенно можно рекомендовать неплохой региональный музей истории и этнографии, Ботанический сад, совершенно уникальный Зоологический сад (Zoologico), который располагается в самом настоящем густом лесу на склоне горы, несколько великолепных парков и полностью реконструированный в восьмидесятые годы (эпоху нефтяного бума) белоснежный собор Святого Марка, покровителя Тукстлы.

Предполагаю, что наплыв туристов, направляющихся в Чиапас через Тукстлу Гутиеррес, скоро значительно увеличится, так как помимо небольшого, но благоустроенного городского аэропорта у поселка Берриосабаль неподалеку от Тукстлы, в противоположной стороне города, по дороге на Чиапа де Корсо, недавно начато строительство нового международного аэропорта, который будет носить имя Анхеля Альбино Корсо, знаменитого местного просветителя. Строительство аэропорта закончится в 2006 году, и его появление внесет большие и непоправимые изменения в экологическую среду не только города и его долины, но и всей природы Чиапаса.

Город Тукстла Гутиеррес, его прошлое и настоящее заслуживают более пространного рассказа. Невозможно кратко пересказать интереснейшие легенды Тукстлы, которые ведут начало с древних времен, и невозможно перечислить все традиции и обычаи его старых, и ставших легендарными районов, которые постепенно исчезают за современной застройкой и новыми домами, современными торговыми мегамоллами Чедрауи, Fabricas de Francia и другими зеркальными монстрами, чьи светящиеся рекламой стены и огромные парковочные площади давно изменили облик старой Тукстлы.

Поэтому то, о чем я рассказала на предыдущих страницах, не дает никакого представления о городе Тукстла, который раньше назывался Койаток, Койатокмок, Тучтлан, Тукстлан, «чистокровная соке». Чтобы прочувствовать Тукстлу, нужно заговорить на знакомом ей языке.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

COYATOCMOC
(José Félix Zavala, “LA COSTUMBRE. Allí vienen parachicos”.
Tuxtla Gtz., Chis. Primera edición febrero de 1990 )

«Койатокмок, мой Тукстлан, ты распределилась между районами Эль Кальварио, Сан Франциско, Сан Роке, Лос Милагрос, Сан Хасинто, Сан Паскуалито, Кармелитас, Эль Серрито, Эль Хокоталь, Колон, Эль Посито и Баррио Нуэво.

Хранители твои – это Дом Луны, Копойя, и Гора Одиннадцати Звезд – Мактумаца…

Койатокмок, ты – чистокровная соке… «Люди весьма благородные, и с весьма достойными правителями, где царит порядок и согласие…» – так о тебе сказали монахи Томас Касильяс, Алонсо де Вильяльба…. Алонсо Понсе, когда проходили среди твоих…

Пришел век шестнадцатый, и к приходу испанских конкистадоров (1542), ты уже была данницей чиапа и мешиков (1462). Твоим благородным родам повелели объединиться в районы, в которых возникли часовни и святые покровители – Святой Роке, Святое Воскресение, Святой Михаил, Святой Хасинто – и главная церковь Святого Марка. Тебе поменяли имя, и ты наполнилась круглогодичными праздниками и славлениями. Ты спрятала своих богов, чтобы тайно прославлять их музыкой танца «харана» и плясками. И там танцевали весталки с вплетенными в косу лентами, танцевали неустанно.

Для своих жителей ты всегда остаешься жаркой и плодородной. Ты приносишь урожай дважды в год. Кто-то сказал о твоих индейцах: «…индейцы соке превращают к своей выгоде все другие земли…»

«…Люди этой земли остроумны, сообразительны и хорошего телосложения…» но весьма гордятся своим прошлым. «Не повезет тому, кто вздумает насмехаться над этим эксцентричным представлением, и одна-единственная улыбка может ранить ревнивое сердце, и встать очень дорого насмешнику…»

Между (горами) Хобо и Копойя, между Серро Уэко и Мактумаца раскинулась Койатокмок – Тукстлан – «Город-сад, больше, чем роскошный сад, больше, чем заселенный город. …Цветок соспñ, цвет сикитé… лист купапé»…

«Твое имя, Койатокмок
говорит мне о старых временах,
потому что ты пушиста, как кролик.
Когда приходит праздник,
и загорается цветок соспó
начинаются танцы,
и звучит маримба»

Дети твои были далеки от признания себя покоренным народом. Они реорганизовали свою власть, разобщенную испанскими конкистадорами, чтобы противостоять новой колониальной обстановке. Поставили своею целью сохранение своей идентичности. Так возникли priotes и mayordomos – промежуточные должности между общиной и новой властью колонизаторов.

Земля соке раскинулась от реки Грихальвы и Пантепека на востоке, до Оахаки, Веракруса и Табаско… и ты являешься ее частью – Койатокмок, Тулун, Тучтлан, Тукстла.

Ты древняя, доколониальная, но в тебе есть и колониальные черты. Мы знаем, что ты была такою, несмотря на то, что твои клеветники хотели бы это скрыть. У тебя всегда был яркий характер, который соответствовал эпохе.

Тебя выделяли апсиды на фасаде собора Святого Марка… и твои улочки с дверями, обитыми бронзовыми гвоздиками, деревянные дверные проемы ручной работы, выходящие на углы улиц двери, резные деревянные решетки на окнах, старые мостики через реки Сан Роке и Сабиналь, старые фамильные дома. Вот уж почти тридцать лет, как всего этого не видно. Старики еще помнят бронзовый звонок и львиную голову на двери казино...

Как и у любого колониального города, у тебя были свои черты…

Все меньше звучит на твоих улицах “El rascapetate” и “Noche De Cerro Hueco”, все меньше в полдень пьется посоль с какао, который раньше подавали в кружках из орлянки, а твои тамалес хукане стали на рынках настоящей редкостью…»

 

ВСТУПЛЕНИЕ ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ.
(ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ).

(литературный прием, заимствованный у суб-команданте Маркоса и его переводчиков на русский язык)

Предоставляя краткую информацию о городе Тукстла Гутиеррес, хочу предупредить, что все эти данные очень мало для меня значат, ничего не объясняют моему сердцу, и практически ничего не могут рассказать об этом городе тем, кто там еще не был.

Звучит интригующее, но эта интрига раскрыта не будет, объяснения не воспоследует, и тот город, чьи бледные снимки я собираюсь представить на этом уважаемом сайте, никоим образом не выглядит в реальной жизни так, каким он представляется на фотографиях.

В Мексике есть крупные города, которые гордятся своим прошлым и своими яркими национальными чертами. Какой город в Мексике самый мексиканский? Большинство сразу ответят, что Мехико, потому что «все, что происходит в Мексике, происходит в Дистрито Федераль». Я люблю живой и шумный город Мехико, но всегда жду свидания с Тукстлой, как подросток всю ночь ждет и мается у знакомого и любимого подъезда. Я до сих пор не уверена, что город Тукстла – это Мексика, и эта неуверенность только добавляет очарования моей самой первой встрече в ту или иную поездку. Самолетом или автобусом из Мехико я добираюсь до Тукстлы – но никогда не могу уснуть и меня бьет дрожь. Сидя с комфортабельном автобусе, который мощной стрелой несется сквозь ночь через центральные мексиканские штаты, я всегда украдкой наблюдаю за пассажирами, и очень часто досадую – почему же они уснули? Почему не чувствуют биения сердца и дрожания рук, почему не наблюдают за дорожными указателями? В который раз выхожу на знакомом полустанке, куда автобус прибывает в три часа ночи, и где пассажирам позволяется выйти на полчаса, но название полустанка я никогда не могу запомнить – я сторожу эту остановку, чтобы выйти из автобуса и постоять в ночном воздухе, надеясь прочувствовать приближение жаркого, по сравнению с Мехико, воздуха Чиапаса.

Затем, сидя в автобусе, как натянутая струна, я всегда с нетерпением жду рассвет, и при первых слабых и дрожащих признаках света жадно рассматриваю размытые очертания гор, придорожную траву, первую неяркую звезду на бледном небе, и плотно приникаю к стеклу автобуса, пытаясь физически прочувствовать приближение границы штата Чиапас. Я не смогу объяснить, каким шестым чувством я ощущаю эту границу, и все-таки безошибочно определяю местонахождение автобуса, физически чувствуя себя маленькой точкой, которая несется сквозь утренний полусвет с северо-востока на юг, на юг, через жухлую зимнюю траву и покатые склоны гор, когда при помощи сотен лошадиных сил мощного автобуса, который несет меня в желанные края, я буквально влетаю на ту землю, которую я люблю так сильно, что даже не боюсь потерять – она всегда со мной, в моем сердце и в моей памяти. Возможно, сверхъестественное чувство здесь ни при чем, а просто я хорошо знаю дороги Чиапаса, и сразу узнаю знакомые пейзажи даже в обманчивом утреннем свете.

Сама мысль о том, чтобы сделать фотографию и запечатлеть свои чувства, представляется мне кощунственной настолько, что я только саркастически улыбаюсь сама себе, невзирая на мощный храп старого индейца, который спит в соседнем кресле, не подозревая о том, какие страсти бушуют на развернувшейся рядом с ним сцене. С сожалением поглядывая уголком глаза на укрытого хоронго старика, я мысленно говорю себе, что жизнь – это театр, и мой единственный потенциальный зритель уснул, пропустив кульминацию и развязку пьесы с потрясающими страстями.

Как правило, за час до прибытия в Тукстлу ночное напряжение спадает, и я начинаю тихонько смеяться над собой и своей ночной экзальтацией, узнавая близость цели по каменистой почве ближайшего к Тукстле поселка Берриосабаль. Отсчитывая последние минуты, оставшиеся до прибытия в Тукстлу, при ярком солнечном свете я уже представляю себе усталое лицо своего чиапанеко, и сильные руки Карлоса, который только помашет мне издалека, и сходу определив мои чемоданы, одним мощным движением выдернет их из огромной кучи багажа и понесет в машину.

Меня очень удивляет, но и радует, когда впоследствии я открываю для себя неизвестные уголки этой земли – оказывается, я еще не была в тех или иных горах, и не видела тех или иных индейских поселков. Это моя вселенная, которую я изучаю, и в которой я согласна раствориться и потерять свое «я», чтобы стать ее маленькой и незаметной частью.

Центром этой Вселенной для меня всегда остается город Тукстла Гутиеррес.


 

Подробная информация о городе Тукстла Гутиеррес:

http://es.wikipedia.org/wiki/Tuxtla_Guti%C3%A9rrez - на испанском языке
http://en.wikipedia.org/wiki/Tuxtla_Guti%C3%A9rrez - на английском языке.

(Обе версии достаточно сильно различаются в части статистических данных, описания флоры, фауны, национальной кухни и традиций, а также доступных ресурсов)

Информация о местных языковых особенностях Чиапаса и Мексики:
http://www.academia.org.mx/dbm/principal.htm

 

дальше »»