МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Путешествия >

В гостях у индейцев ваура. Шингу, Мату-Гросу, Бразилия

 

Конец апреля это начало сухого сезона в Национальном парке Шингу, в бразильском штате Мату-Гросу. Атака вместе с остальными старейшинами индейцев ваура готовится к сегодняшнему празднику, посвящённому духу Кагаапе – покровителю сельскохозяйственных работ. Завтра все мужчины племени выйдут на расчистку нового поля для выращивания маниока - основного продукта индейцев шингуано.

Атака обматывает лодыжки традиционными лентами древесного луба, для того чтобы ноги выглядели более массивно, в соответствие со стандартами красоты, принятыми в Шингу, украшая их поверх цветными нитями и погремушками из орехов пеки. Бицепсы он так же покрывает полосками луба, другие мужчины используют для этого современный материал – ткань, затем перевязывает браслетами, изготовленными из перьев тропических птиц. Атака принадлежит к консервативным старейшинам и не приветствует современные нововведения в племени – в первую очередь телевизоры, которые, по его мнению, разобщают людей, мешают им общаться между собой и разрушают традиционные устои. Западное общество это поняло не так давно. Атака понял, когда побывал у соседей-камаюра, где в каждом доме имеется этот чёрный ящик. Хотя FUNASA (правительственная организация, отвечающая за здоровье нации) установила спутниковую тарелку практически у каждого дома деревни, у ваура всего два телевизора, работающих от дизельного генератора. Оба «ящика» находятся в доме главного шамана племени, Итцаутаку. У них собираются, в основном дети и юноши – каждый может придти в любое время. Таким образом, дом шамана это ещё и клуб любителей телевизионных передач, который служит общению, пусть и во время просмотра, но это лучше, чем когда каждый сидит дома перед своим телевизором, считают ваура.

Для приготовления к праздничным танцам, старейшины деревни собираются в мужском доме-куаакухы, находящимся ближе к внутреннему северному краю круга, образуемого большими домами. Первыми сюда приходят уважаемые члены племени, где расписывают красками свои тела и украшают их изделиями из перьев, помогая друг другу. Приготовления к танцам занимают довольно много времени – около двух часов. Но сегодня спешить некуда – танцы, а точнее бесконечное повторение одного танца с перерывами и сменой участников, под одну и ту же ритмичную песню продлится до самого заката. Сегодня всё посвящено попугаю-Кагаапе: каждый танцор изображает духа-покровителя. В то время как под звуки музыки, извлекаемые двумя музыкантами из барабана и маракаса, на центральную площадь, выходят четверо танцоров в церемониальных головных уборах-тыунай из перьев попугаев, в своих домах к празднику начинают готовиться и другие участники: юноши, девушки, дети и женщины.

К культуре шингуано, помимо племени Атаки и их соседей камаюра, живущих в двадцати километрах к западу, на берегу озера, принадлежат ещё более десяти племён бассейна реки Шингу, одного из притоков Амазонки.

Ваура живут в верховьях Шингу, на берегу одного из её притоков – реки Батови, на юго-западе Национального парка, в тысяче километрах от столицы штата Мату-Гросу, города Куйяба и в двухстах километрах от административного центра, быстрорастущего городка Канараны.

Сегодня Канарана насчитывает около 20,000 человек. Город развивается на фоне растущей экономики современной Бразилии за счёт скотоводства и сельского хозяйства, основные выращиваемые здесь культуры - сахарный тростник, кунжут, кукуруза. Чем ближе к северу, к Канаране, тем меньше встречаются засеянные поля, и преобладают пастбища. Среднее пасущееся стадо мясных коров-зебу насчитывает около пятисот животных. Одна корова стоит 600 реалов, или 400 долларов. Таким образом, нетрудно вычислить стоимость «движимого имущества», за которое отвечают пастухи-вакерос, перегоняя круглогодично скот с пастбища на пастбище – двести тысяч долларов. Чтобы зебу можно было продать по такой цене необходимо два года труда. Затем корову в разных видах, вернее её разные части, можно встретить на шведских столах во множественных шураскариях-ресторанчиках (churrascaria) – райских местах для мясоедов. Иногда стадо перегораживает дорогу идущим с грузом тех же зебу грузовикам, - и товарки принимаются жалобно подавать сигналы друг другу.

Вдоль дороги в большом количестве встречаются шиномонтажные конторы, которые по-бразильски называются borracheria, а по-испански это звучит как «место для пьянчуг», т.е. рюмочная, т.к. «borracho» – это по-испански «пьяница». Так испаноговорящие гости попадают в языковую ловушку.

Канарана производит впечатление достаточного богатого городка, зарабатывающего свой хлеб на скотоводстве и сопутствующих бизнесах, кроме того, развит туризм, преимущественно нацеленный на рыбаков. Канарана – ворота в эту часть Амазонии, в реки, полные различных видов рыбы. Широкие улицы утыканы отелями, кафе и магазинами: мебельные, рыболовные товары, техника для дачи, бытовая техника, сантехника, товары для стройки, авторемонтные мастерские.

В одном из отелей мы начинаем подготовку к завтрашней встрече с ваура, формируем три пакета: детям (конфеты, заколки), школе (фломастеры, ручки, тетради) и вождю (рыболовная сеть, крючки и прочие рыболовные принадлежности).

Вечером встречаем и первого ваура по-имени Уй (первый звук «х» почти не произносится, поэтому и мы его не будем произносить и печатать). Уй находился по делам - восстанавливал утерянную кредитку, на которую правительство перечисляет ежемесячно 100 реалов на семью. Жил Уй в доме ваура, который племя арендует в Канаране, и где могут остановиться индейцы, находясь в городке по делам. От Уя мы услышали первые слова на ваура: «спасибо» и «здравствуйте», причём слово «спасибо» мы услышали как «ашпаю». И, чтобы его легче запомнить, запомнили русское слово «ошпарю», что в дальнейшем привело к конфузу, т.к. я пытался поблагодарить нашего повара, перепутав и сказав не «ашпаю», а «поджаю» по ассоциации с нашим «поджарю». Правильным произношением оказалось «аушипай», что, строго говоря, означает «хорошо», и используется, как перевод на ваура португальского «спасибо», т.к. отдельного понятия, выражающего благодарность, в языке ваура нет.

До деревни индейцев можно добраться тремя способами: первый, в дождливый сезон – полдня на моторной лодке по реке Шингу и её притоку Батови до озера Пиулага, второй – по Шингу до Поста Леонардо и ещё 20 километров в сухой сезон по грунтовой дороге; третий – час лёта на шестиместном самолётике «Цессне». Мы выбрали последний. Сверху видны пастбища скотоводов, затем резкая граница с джунглями – начинается амазонская сельва, с извивающимися змеями рек и глазами болот и озёр. Кое-где разбросаны коричневые круглые точки - деревни шингуано: камаюра, явалапити, калапалу.

Вопреки моим ожиданиям и представлениям, по нашему приземлению к самолёту не выбежала ватага ребятишек, и никто не суетился. Взрослые и дети спокойно подходили к самолёту, мужчины знакомились и пожимали нам руки. Нам предоставили точно такой же дом, в каких живут сами ваура, метрах в пятидесяти от края деревни, в роще орехов пеки, или «акай» на ваура. Масло, которое добывают из орехов можно встретить в бразильских магазинах – это одна из статей дохода племени. Ещё одно применение масла – эпиляция. При помощи него шингуано уничтожают нежелательную растительность на теле: на лице, подмышками, на лобке. Внутри дома мы развешиваем гамаки с противомоскитными сетками, в которых нам предстоит провести семь ночей. Рядом, под навесом из тростника, располагается здание кухни-столовой, а за ним – раковина «тюльпан» с краном, душ за тростниковой ширмой и выгребная яма - туалет. Практически лакшери отель! К таким шикарным условиям мы были не готовы, даже разочаровываемся от наличия таких благ цивилизации. В 2002 году FUNASA кроме здания школы, установила водонапорную башню, подведя колонку с водой на каждые два дома. Школа представляет собой здание, крытое тростником, в котором находятся два «класса», где преподают математику и португальский. В две смены учатся дети, в третью - взрослые. По вторникам любой член племени может воспользоваться ненадолго интернетом.

Через полчаса, приготовив подарки, мы направляемся на центральную площадь, где собралось почти всё население деревни. Все подарки, включая те, которые мы приготовили для вождя Камалы, по его указанию были розданы членам племени.