МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Путешествия > В гостях у индейцев ваура. Шингу, Мату-Гросу, Бразилия >

Подготовка нового поля.

 

Всю ночь мужчины танцевали и играли на флейтах. К семи часам утра мужское население собралось на площади и двинулось по дороге, служащей и взлётной полосой, расчищать новое поле для маниока. До участка леса, расположенного в паре километров от деревни, добирались кто как: пешком, на велосипеде, на мотоцикле или на грузовике. Грузовик подбирает всех желающих, останавливаясь на обочине, в том числе подхватывает и нас. Ямарикума идёт с флейтой на плече, но, оставив её в придорожных кустах, тоже запрыгивает в кузов. Так, останавливаясь и подбирая попутчиков, мы добираемся до участка. Атака намечает границы расчистки, и все принимаются за работу. Поле размером около гектара очищено от деревьев и кустарников в течение часа. В ход идут все инструменты: топоры с длинными рукоятками, мачете, секачи и две бензопилы. Через год поваленные деревья высохнут, их можно будет сжечь и высаживать любые культуры: маниок, фасоль, тыквы…

Всё время, пока мужчины находились в поле, двери в домах оставались закрыты, и женщины их не покидали, т.к. священные флейты были вне мужского дома. К возвращению мужчин мальчики, те, кто не принимал участия в полевых работах, вынесли и поставили перед мужским домом большие алюминиевые чаны с маниоком для подкрепления. По возвращении в деревню Ямарикума, забирает из кустов оставленную флейту, и только после того как все флейты возвратились на свои места, женское население смогло выйти из домов.

На этом расчистка новых полей для мужчин в этом сезоне заканчивается и они отправляются по другим делам – отдыхать, курить, ловить рыбу или изготавливать керамические изделия.

Мы тоже отправляемся на рыбалку. Получив весло и шестиметровую пирогу в обмен на моток лески и пару крючков, мы забираемся в долблёнку. Необходимо некоторое время чтобы привыкнуть к осадке и устойчивости лодки. Процесс изготовления каноэ очень трудоёмок – на его изготовление в одиночку требуется около шести месяцев труда.

После пары часов ловли на спиннинги, мы, под одобрительное улюлюканье деревенских, возвращаемся к себе с уловом в виде пары тукунаре и ерирапи. Тукунаре - хищник с оранжевым пятном в середине хвостового плавника и спинным плавником с колючками похожа на нашего окуня или ерша. Ерирапи – похож на щуку, только зубы раза в два длиннее.

Наш повар, Курурупе приготовил рыбу на ужин так, как он считал, любят немцы и прочие заезжие антропологи – без голов, срезав филе и вываляв в маниоковой муке. «Ничего», - успокоили мы себя – «рыбы тут много, всё ещё впереди». Курурупе - зять Атаки, жена помогает ему на кухне. Вторая жена – дочка шамана. За пять реалов (чуть больше трёх долларов) за штаны или футболку она нас обстирывает. Цены как в хорошем отеле в столице штата - Куйябе. Понятно, что не будь Курурупе так выгодно женат – не видать ему такого «хлебного» места.