МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

Центральная Америка Андрея Уфимцева

 

Чиапас. Русский взгляд

 

Сообщения о делах в Юкатане от Армины

 

Странные заметки странного человека

 

Рассказы путешественников

 

 

Малые народы Мира. Научно-поплярный проект Андрея Матусовского

 

Южная Америка Андрея Шляхтинского

 

Рассказы путешественников

 

 

 

 

 

Loading

 

 

 

 

Путешествия >

Вильма

Армина Вольперт

После Вильмы

Вот и позади это безумие природы, и мы живы и здоровы, и слава богу.

Мне захотелось сесть и проанализировать, как я реагировала на Вильму. Ведь были же очень любопытные моменты. Но как обычно, если их не фиксируешь – они уходят в небытие. Для кого любопытные – видимо только для меня или для очень близких мне людей.

Это были очень длинные трое суток. Вильма появилась внезапно и, сразу. И сразу начались эти трое суток. Готовность предполагалась. Мы были предупреждены. Но такая «аля готовность». Что мы не видели ураганов? Нас не напугать. Мы даже не вывезли компьютеры из офисов. Заколотили окна да и все. Запасы еды максимум на сутки. Народ у нас не из пугливых. Паники не наблюдалось.

Мы же за городом живем, и довольно далеко от моря, что с нами могло произойти?

Все собрались дома. Я очень цивилизованно поставила autoreply в своем компьютере, мол все «ушли в ураган, просим не тревожить до TBA (новых сообщений)»... Потом я смотрела на этот autoreply , как на самый сюрреалистический символ «доураганной жизни».

После Вильмы

За несколько дней до урагана я сидела с Натальей (да, да вильнюсской..) в одном из ресторанчиков на пляже и рассказывала, что есть рай на земле. И это здесь. В Мексике. Она со мной соглашалась. Но - нет рая на земле. Природа гениальна, она напомнила нам об этом (об отсутствии рая) и поставила на место в тот самый момент, когда мы начали терять пропорции собственного присутствия и оценки собственного участия. Ты понимаешь, о чем я? Я пишу только о себе. Это очень мое персональное состояние – абсолютно точное и правильное - доураганное... Знаешь, именно тогда, в тот самый «доураганный период» я была на самом пике. Бизнес рос в геометрической прогрессии. Заказы сыпались как дождь. Мы начали просто терять контроль над ситуацией от обилия работы и перспектив. Китайцы, индусы, начало русского сезона... Море, море работы. Промоушен этого направления достиг своего апогея: абсолютно идеальный продукт с абсолютно идеальными перспективами. Естественно, мои амбиции не спали: поездки, встречи с консулами и послами, мененджерами самых крутых отелей. Все в поиске новых, наших рынков.. В эти дни должен был пройти самый крупный МАРТ (выставка) нашего региона. Расписание зашкаливало. Семья предупреждена как всегда – не ждите, не надейтесь – меня не будет все эти дни... Но была… Была 75 часов, запертая на замок, на все двери и замки с надеждой, что не унесет ветром. Что злой волк не сдует наш дом из камня... Это была проверка абсолютно всех на «три поросенка».

После Вильмы

И начались эти долгие трое суток. С хихиканьем и ленью начавшиеся, закончились по ту сторону реальности. И мы уставшие и офигевшие от такого длительного присутствия природы. Сразу было вырублено электричество, и началось...И дуло, и дуло, и дуло.. Ну и дует, и что? Насколько это может быть сильно, это всего лишь ветер? Вот этот момент воображения – ну насколько может сильно дуть? О нем говорили, с ним играли… все… в начале урагана... Потом перестали, поняли, что это не воображаемо. Просто это то, что видимо не было пережито раньше. Поэтому – не представить.

Прошла одна ночь – и не затронула эмоционально. Поверху прошла, мы не испугались по-настоящему. Да, сильный ветер, жалко манговые деревья...Тогда (в начале) мы еще фиксировали, все, что рушилось. Долгий день, и снова ночь. Странное состояние - голову сжимало тисками по мере приближения глаза Вильмы (я позже поняла эту динамику). Природа была абсолютно вся сконцентрирована в Вильме. Только она – Вильма, нет ни одного другого участника, даже муравьи исчезли. Атмосферное давление стало для меня совершенно осязаемым физически, как лед, как вода. Голова измеряла его в каких то своих единицах. Я же страдала от головной боли.

Страх начался позже, когда вода с неимоверной скоростью начала заходить в дом. Утонем? Просто утонем? В собственном доме? И воображение рисующее поднимающуюся - почему-то вдруг такую холодную воду - вызвало настоящий страх. Тоже мне Титаник! Какой-то, просто бред. Реально ли это? Решили с Николькой: если выживаем (выплывем), то возвращаемся к корням – начинаем соблюдать еврейские традиции. На полном серьезе приняли решение, представляешь? Просто крыша от страха поехала.

После Вильмы

И были две реальности – дом и вне дома. Дом – вроде все обычно, те же признаки дома: та же кровать, лампа. А вне дома – нереальность. Я вообще не могла это понять.

Вильма была очень разнообразна и непредсказуема - направление ветра, количество воды, силовые моменты – все ежесекундно менялось. Поэтому так интересно было смотреть в окно – часами можно было смотреть на этот спектакль. Пока не закончился мир... Тогда ничего уже нельзя было увидеть. Цвет конца мира, оказывается – белый.

И мы вышли в этот мир. После последней ночи и после последнего целого дня. Самое сложное в начале было – это сориентироваться в Вильме: мы до-, после- или в глазу?? Все самое страшное позади или только еще предстоит? Ни радио, ни телевизора. Никакой подсказки о происходящем. Кто-то кроме нас остался в живых, или только мы? И что делать с этим знанием?

Огромное белое озеро окружало наш дом. И ни души. И медленно медленно мир начал просыпаться от этого шока, вызванного вторжением этой бешеной фурии.. Поломанные разодранные деревья (вернее то, что от них осталось) начали медленно медленно выдыхать, даже не дышать, а выдыхать. Воздух начал разряжаться, тиски медленно отпускать голову. И мы задышали, опустили плечи. Вышли на улицу. Столько воздуха было там..

Замученный город ждал нас. Разорванный город, развороченный, вывернутый наизнанку. Без белья. Даже стыдно было смотреть на эту поднаготную. Волк навестил всех. Для него не существовало правил: опеределенный район, дом - всех растерзала эта сорокачасовая фурия. Особенно поразили электрические гигансткие столбы – переломанные спички, как ряд провинившихся солдатов, ни один не спасся. И глаза, весь город глазел. Мимо ехали, шли такие же как мы любопытные, не моргали, не пропустить бы, все надо увидеть. Это история. Совершенно ошарашенные туристы в поисках еды, ворующие из магазинов как аборигены. Наконец-то они стали равны – грингос и мексиканцы. Воровали вместе. Бедные, бедные.

После ВильмыПосле Вильмы После Вильмы

Потом начались замечательные дни эйфории «выживших»: без света, воды и частично еды. Ночи игры в Монополь, общение с детьми и ожидание становления. Его мы сейчас и проживаем - становление. Фантастически быстрое. Но самое главное - не торопиться, не так быстро вернуться к себе «доураганной»…