МЕСОАМЕРИКА глазами русских первопроходцев

 


 


 

 


 

 

 


 

Loading

 

 

 

 

Литература >

Наделенные Силой:
шаманы и колдуны американских индейцев

Стукалин Ю.В.
(Вышла в свет в издательстве «Гелеос» в марте 2005 года)

 

Предисловие
Шаманизм вчера и сегодня: мифы и реалии

«Каждая часть нашей религии имеет свою Силу и свои цели. Каждый народ живет по своим принципам. Нельзя смешивать эти принципы, потому что они сбалансированы. Нарушение этого баланса непочтительно и очень опасно. И потому запрещено… Многому надо учиться, и обучение это очень трудное. Вот почему среди нас мало настоящих шаманов, лишь несколько избранных являются ими. Для человека, не знающего, как сохраняется этот баланс, прикидываться шаманом очень, очень опасно. Это проявление большого неуважения к Силам, и оно может причинить непоправимый вред любому человеку, и тем, кого он якобы учит, а также природе и всему окружающему. Это чрезвычайно опасно».

Мэттью Кинг, индеец сиу

 

Несмотря на наличие огромного количества англоязычной литературы об индейском шаманизме, человек, начинающий углубленно изучать этот вопрос, непременно сталкивается с проблемой достоверности большинства источников. Основная часть работ, изданных в США со второй половины XX века по сегодняшний день, не только рассчитана на вкусы среднего обывателя, целью которого является приобретение «тайных знаний» быстро и легко, но и не имеет ничего общего ни с духовной традицией американских индейцев, ни с такими ее аспектами, как шаманизм и обладание сверхъестественными Силами. Несколько лет назад на ежегодном собрании NAE (Старейшин Коренных Американцев) лидеры ряда индейских племен приняли резолюцию, в которой осудили эту тенденцию: «В последние двадцать лет мы видим рождение новой индустрии в США. Это прибыльное предприятие, известное, как «Спиритуализм американских индейцев», началось с многочисленных литературных мистификаций, предпринятых такими людьми не индейского происхождения, как Карлос Кастанеда, Джэй Маркс (Джэмейк Хайвотер) и Линн Эндрюс». Относительно работ Карлоса Кастанеды, профессор Вайн Делория-младший, индеец сиу, очень точно отразил мнение многих исследователей, отметив, что они «имеют гораздо больше общего с «путешествиями» после приема ЛСД, чем с индейской культурой». Помимо белых мистификаторов, существует большое разнообразие индейских авторов, таких как Сан Биэр (Солнечный Медведь),1 Воллес Черный Лось и других, но и их сочинения являют собой не более чем смесь идей, почерпнутых из восточных культур и астрологии, поверхностно приправленную индейской атрибутикой. Сегодня можно купить даже «индейские гадательные карты», астрологические прогнозы «индейских шаманов» и прочие… изобретения современного бизнеса.

Не удивительно, что в последние годы появилось огромное количество «белых шаманов», которых сами индейцы называют «пластиковыми шаманами» или «шэйм-мэнами».2 Сегодня в газетах и на интернетовских сайтах можно найти огромное количество объявлений, в которых псевдо-шаманы не только от Аляски до Огненной земли, но и в таких далеких от американского континента городах, как Москва и Санкт-Петербург, предлагают за месяц, а иногда и всего за одну неделю раскрыть всем желающим свои секреты и сделать их «настоящими шаманами». И у их учеников не возникает вопросов о том, как можно получить за столь короткий срок знания, на овладение которыми у настоящих шаманов порой уходили многие годы.

Стал бы разумный человек, заинтересовавшийся христианством, будизмом или иудаизмом, платить тому, кто предложит после обучения на двухнедельном семинаре сделать его епископом, ламой или раввином? Едва ли. Но желающих стать за пару недель настоящими шаманами год от года становится все больше и больше. Отношение к ним самих индейцев великолепно выражено в словах индеанки из племени нискуолли Дженнет Макклауд: «Неожиданно появилось огромное количество беспринципных идиотов, бегающих вокруг и утверждающих, что они - шаманы, и научат вас церемониям баксов за пятьдесят. Это не просто плохо, это непристойно… Эти люди появляются в резервациях якобы потерянными и утратившими надежду, поистине жалкими, и какой-нибудь добрый старец может сжалиться над ними. И чем эти люди отплатят за его великодушие? Через пятнадцать минут общения с духовным лидером, они считают себя «сертифицированными» шаманами, и «несут слово истинное»… за деньги. Некоторые из них даже объявляют себя «официальными духовными представителями» различных индейских народов. Я говорю о таких людях, как Дхьяни Иваху3 и Линн Эндрюс. Это отвратительно… Среди нас есть и индейцы, поступающие также. У нас есть Солнечный Медведь, Воллес Черный Лось и другие, готовые продать родную мать, если появится возможность быстро получить деньги… Они продажные воры, и сами знают об этом. А потому на наших традиционных встречах и собраниях вы никогда не увидите ни Солнечного Медведя, ни ему подобных».

Несмотря на многочисленные попытки делать бизнес на духовной культуре коренных американцев, серьезные исследования индейского шаманизма начали проводиться этнологами и историками еще в конце XIX века, и продолжаются до сих пор. Эти работы, однако, как правило, остаются незамеченными легкомысленными искателями «тайных шаманских знаний».

Изменение образа жизни индейцев, влияние цивилизации и жесткая политика правительства США в конце XIX века приводили к вынужденному отказу от многих традиционных воззрений и преданию их забвению. Тем не менее, некоторым исследователям удалось убедить стариков-традиционалистов рассказать о методах краснокожих шаманов. «Старики-индейцы, знающие их, скоро покинут наш мир, - убеждал Джеймс Волкер одного из выдающихся шаманов сиу в марте 1914 года. - А поскольку молодые индейцы не знают их, они будут утеряны навсегда. Я хочу записать их, чтобы они были сохранены, и в будущем ваша молодежь смогла прочесть их».4

Получить достоверную информацию о шаманских и колдовских практиках американских индейцев в прошлом было невероятно сложно, такое же положение дел остается и сегодня. И причина того кроется не только в закрытости их сообществ. Во-первых, индейцы до сих пор не любят говорить о сверхъестественных Силах с белыми людьми, не желая подвергаться насмешкам и обвинениям в неоправданных суевериях. Во-вторых, эти знания являются тайными и священными, и распространение их среди непосвященных грозит наказанием со стороны Высших Сил. Изабель Келли, в 1926-1927 годах проводившая исследования среди северных пайютов, писала: «К несчастью шаманы придерживаются мнения, что в случае разглашения информации, их ожидает серьезная болезнь и смерть, а потому нет ничего удивительного, что индейцы малоразговорчивы».5 Кроме того, как еще в конце XIX века очень верно отметил Джордж Гриннел6: «Нет предметов более сложных в изучении, чем те, что связаны с абстрактными верованиями других людей. Даже от соотечественников нелегко получить ясную информацию относительно их религиозных воззрений и того, что мы называем суеверием. И если такова ситуация с цивилизованными людьми, на чьем языке мы говорим, и чье образование и жизненный опыт схожи с нашими, то насколько сложнее понять верования чуждой расы, говорящей на незнакомом языке, и совершенно отличных традиций, воспитания и взглядов».7

И все же, антропологам и этнологам иногда удавалось не только получить от индейцев необходимую информацию о шаманизме, но и принять участие в подобных церемониях, результатом чего стали серьезные научные публикации. Но и в этом случае, многим исследователям сперва предстояло заслужить доверие шаманов, а зачастую и стать одним из них. Так, например, Джеймс Волкер, прежде чем получить знания о шаманских ритуалах и религиозных воззрениях индейцев сиу, прошел долгий путь и был посвящен в ряды вичаша-вакан.8 Таким же образом бесценную информацию среди индейцев зуньи смог собрать Фрэнк Кашинг. Но и в этом случае, часть знаний оставалась «личной собственностью» шаманов. Старики сиу так говорили Джеймсу Волкеру в 1896 году: «Мы расскажем тебе о церемониях, как если бы ты был сиу, который хотел бы принять в них участие. Но мы умолчим о тех их частях, которые шаманы выполняют тайно». Старик сиу Джордж Сабля объяснил причину такой скрытности следующим образом: «Я могу рассказать тебе о церемониях обычных людей и воинов, но я боюсь говорить тебе о церемониях шаманов». Маленькая Рана, шаман сиу, вторил ему: «Я могу рассказать тебе о Бизоне (его духе), но не могу говорить о Ветре (его духе), потому что он составляет мою шаманскую тайну».9 Раскрытие тайны, по поверьям индейцев, влекло за собой немедленное наказание со стороны Высших Сил, вплоть до скоропостижной смерти.

Помимо опасения навлечь на себя гнев Высших Сил, нежелание коренных американцев делиться с чужаками священными для них знаниями имеет под собой и другое веское, но весьма банальное основание - насмешки и обвинения в первобытной дикости. И действительно, многие индейские верования, существующие и сегодня, кажутся человеку западной культуры суеверным абсурдом, но не стоит забывать, что понятие суеверие, как и многие религиозные воззрения, можно определить, как «то, во что верит твой народ, но не верит мой». Индейцам кажется не менее забавным, когда белый человек опасается быть тринадцатым, начинать путешествие в пятницу, шарахается от перебегающих дорогу черных кошек, вешает над дверью подкову на счастье и т.п. Белый человек, получивший великолепное образование, смеется над глупыми обрядами людей другой культуры, но, при этом, полностью или частично придерживается религиозной веры, которую также невозможно объяснить с позиции современной науки.

Многие люди западной культуры во все времена относились к шаманским практикам, как к бреду суеверных дикарей, скептически отзываясь об их возможностях лечить людей и других необъяснимых способностях. Среди причин такого отношения основными были две:

1. Жесткое противостояние шаманов многочисленным христианским миссионерам.

2. Случаи смерти пациентов, подвергавшихся лечению шаманами.

Относительно первой причины едва ли стоит что-либо говорить, поскольку история хранит множество примеров, когда христианская религия насаждалась крестом и мечом. По поводу второй причины достаточно задаться рядом вопросов - всегда ли, несмотря на новейшее оборудование, современные врачи правильно диагностируют заболевания, всегда ли помогает предписанное ими лечение, и со всеми ли недугами справляется современная медицина? Думаю, ответы на эти вопросы будут одинаковы у всех читателей. Но разве это ставит под сомнение возможности западной медицины? Тогда возникает другой вопрос. Насколько правомочно ставить под сомнение эффективность ряда аборигенных практик лечения тела и духа, если люди веками обращались к ним за помощью? Как сказал один индеец из племени ото: «Индейский доктор (шаман) мало отличается от белого доктора. Он платит, чтобы получить знания, за которые позднее будут платить ему. Если он плохой доктор (шаман) и не может лечить, никто не обратится к нему».10 Интересно отметить, что даже среди закоренелых скептиков находились люди, сообщавшие о странных излечениях шаманами тяжело больных и раненых индейцев, от которых отказывались высокообразованные белокожие доктора. Кроме того, во многих случаях шаманы были весьма успешны в лечении не только своих соплеменников, но и белых людей, а в ряде районов американского континента первые белые переселенцы зачастую полностью зависели только от индейских шаманов вплоть до середины XIX века. Также, среди белого населения того времени большой популярностью пользовались так называемые «индейские доктора» - белые люди, получившие свои знания от краснокожих шаманов. Многие травы, использовавшиеся индейцами, сегодня входят в число лекарственных средств западной медицины, а некоторые болезни, лечение которых не поддавалось методам западной медицины, успешно лечилось индейскими шаманами. К таковым, например, относится цинга, которая еще в XVII веке приписывалась европейскими докторами «влиянию дурного воздуха», тогда как краснокожие уже использовали для ее лечения средства животного и растительного происхождения, на поверку оказавшиеся чрезвычайно богатыми витамином С.

К сожалению, многие шаманские знания были утеряны, когда правительство США в конце XIX века запретило индейцам практиковать свои религиозные церемонии, а многие исследователи отбрасывали подобную информацию, как никчемный мусор. Примером может послужить Джеймс Муни11, один из величайших этнологов США конца XIX - начала XX века, который в 1891 году провел исследование ряда лекарственных растений, используемых шаманами племени чероки. В качестве эталона медицинской мысли того времени он взял официальный справочник «Фармакопея Соединенных Штатов Америки».12 Согласно «Фармакопее», пять растений использовались шаманами верно, двенадцать были бесполезны, и три сомнительны. Муни писал: «Полученные результаты без сомнения удивят тех, кто считает, что индеец обязательно должен быть хорошим доктором, и что шаман, с его теориями духов, колдунов и мстительных животных, знает о свойствах растений и лечении болезней больше, чем получивший образование ботаник или врач… Абсурдно полагать, что дикарь, умственное развитие которого сродни развитию ребенка, может достичь в какой-либо отрасли науки большего, чем цивилизованный человек - плод долгих лет интеллектуального роста». Одним из растений, признанных «Фармакопеей» и Джеймсом Муни бесполезными для лечения болезней, был… широко применяемый в современной медицине жень-шень. В то время, как шаманы чероков, и многих других племен, использовали его для лечения головных болей, колик, женских болезней и прочих недомоганий, в «Фармакопее» указывалось: «Незаурядные медицинские достоинства, приписываемые в прошлом жень-шеню, существуют лишь в воображении китайцев. Жень-шень не более чем успокоительное средство, и в нашей стране в качестве лекарства не используется».13 Полагаю, что комментарии здесь излишни.

Люди западной культуры, смеющиеся над амулетами и фетишами дикарей, сами до сих пор в не меньшей степени полагаются на иконы, крестики, мощи святых, носят маленькие мешочки, в которых держат отпечатанные на бумаге молитвы и т.п. В 1700 году, когда борьба христиан за заблудшие души дикарей была в самом разгаре, иезуитский миссионер Жак Гравье сообщал, что обнаружил великолепное средство от лихорадки. Он обещал Богу в течение девяти дней читать молитвы в честь преподобного Франсуа Региса, мощи которого он имел, и результат превзошел все ожидания. «Небольшой кусочек шляпы Отца Региса, - писал он, - переданный мне одним из его слуг, являет собой наиболее надежное средство из известных мне для лечения всех типов лихорадки».14 Любой историк может подтвердить, что подобных «научных» изысканий продвинутых представителей белой расы в прежние времена было множество. Да и сегодня люди западной культуры нередко прибегают к помощи церкви для решения проблем тела и духа, не говоря уже о разного рода магах и экстрасенсах, основная часть которых является обыкновенными мошенниками, бессовестно наживающимися на человеческом горе.

Если человек западной культуры проводит четкую грань между реальным и сверхъестественным, то для индейца такой грани не существует. Оба мира настолько переплетены друг с другом, что одно легко может переходить в другое, и Силы невидимого мира могут влиять на людей мира видимого, что и составляет основу шаманских практик. При этом, однако, важно понимать, что шаманизм никогда не был отдельной религией того или иного племени, а являлся лишь неотъемлемой частью религиозных воззрений, которых придерживались представители этих народов. Во многих племенах, таких как навахо, апачи и оджибвеи, во время проведения ритуалов, шаман излагал мифы о первотворении или деяниях легендарных героев, и больной как бы сливался с мифологическими персонажами, получая от них Силу, побеждающую болезнь сверхъестественным образом. Либо он мог пересказывать свой личный духовный опыт общения со сверхъестественным миром. Кроме того, шаманские практики всегда представляли собой эзотерические знания, доступные лишь небольшому числу одаренных людей. Даже в случае с навахо и западными апачами, где Силу можно было получить не через прямой контакт со сверхъестественными Силами в трансовых состояниях, а обучившись определенным церемониям, человек для этого должен был обладать поистине феноменальной памятью.

Многие годы среди этнологов и религиоведов велись споры относительно возможности применения термина «шаманизм» к тем или иным практикам, используемым различными народами Азии, Америки и Африки. Термин этот пришел через русский язык от тунгусского слова «шаман» и первое время применялся только в отношении сибирских практик, в которых важное внимание уделялось состоянию транса. В отличие от сибирского шаманизма, многие практики североамериканских индейцев не требовали впадения в транс и путешествия в мир духов, а ограничивались призывом духов во время проведения церемоний. Но практики американских индейцев охватывают не только весь спектр методов северных шаманов, но и имеют в своем арсенале другие, не свойственные им методики.

Кроме того, у многих народов Америки почти каждый человек имел духа-покровителя, охранявшего и предостерегавшего его мистическим образом, а в некоторых обществах считалось, что отсутствие покровительства духов делало человека практически беззащитным перед лицом разного рода опасностей реальных и сверхъестественных. Например, у племен Великих равнин каждый мужчина по меньшей мере один раз в жизни проходил через церемонию «поиска видений», сопряженную с длительным постом и самоистязанием, во время которой он молился, призывая сверхъестественных существ стать его духами-покровителями, а потому грань между шаманом и обычным человеком у этих народов была очень призрачной, а порой стиралась полностью. Но существовала своеобразная иерархия духов - помимо того, что они могли наделить страждущего Силами разного рода, одни из них были сильнее, другие слабее. А потому, ни каждый получивший помощь свыше становился шаманом. Пользуясь словами американского исследователя Гая Купера, можно вывести следующее определение для индейского шамана: «Мы можем отличить шамана по наличию большего числа и/или Силе его духов-покровителей… Обычно, это была сущность духа и связанная с ним Сила, что отличала шамана от других людей».15 В дальнейшем, несомненно, требовались подтверждение шаманом обладания мощной Силой и его общественное признание. Индейскому шаману, в отличие от сибирского, не было нужды совершать во время проведения ритуалов путешествие в мир духов. В большинстве практик, с помощью песен, молитв и пожертвований он призывал духа-покровителя явиться к нему на помощь, и тот информировал его о причинах болезни и способах ее лечения, или решал другие задачи. По словам апачей, дух «работал через него (шамана)». При этом, было очень важно, чтобы шаман правильно и последовательно выполнял соответствующие ритуалы, иначе он мог разозлить духа-покровителя, что в лучшем случае приводило к бесполезности его работы, а в худшем - к смерти больного или самого шамана.

В настоящее время термин «шаманизм» применяют по отношению к особой религиозной форме, которую отличает наличие определенной характеристики, каковой является первичный «призыв» к действию со стороны сверхъестественных Сил во время транса или видения, в котором человек совершает путешествие в жилище этих Сил, где они наделяют его «тайными знаниями», меняющими его статус в обществе и дающими ему право исполнять функции шамана. Явившиеся сверхъестественные существа становились духами-покровителями шамана, и Сила, передаваемая ими человеку, могла использоваться для решения всевозможных проблем, а также обеспечивала его защитой от разного рода напастей. Но получая Силу, человек соглашался следовать определенным правилам и соблюдать жесткие табу, нарушение которых могло стать причиной его скоропостижной смерти. Характерными чертами шаманских практик являются:

1. Использование музыкальных инструментов - бубен, трещотка, свисток.

2. Песнопения и молитвы, в которых принимают участие все присутствующие.

3. Аудио-визуальные эффекты - вспышки света, искры, голоса птиц и животных, чревовещание.

4. Необъяснимые с позиции обычного человека проявления Силы - всевозможные «магические представления», во время которых шаман изымает из тела больного различные предметы, мгновенно убирает следы свежих ранений, за короткое время выращивает плодоносящие растения и т.п.

Шаман во все времена имел большое значение в индейском сообществе. Индейцы убеждены, что человек является не властелином вселенной, а лишь ее составной частью. Силы, окружающие его, могут влиять на дела людей, и пока все пребывает в гармонии, они не беспокоят их. Потому жизненно важный для сообщества контакт со сверхъестественными Силами, достигаемый посредством специальных техник, всегда был центральной идеей шаманизма. Индейцы полагали, что человеку постоянно - от рождения до смерти, требуется сверхъестественная помощь, иначе ни один человек не может в одиночку рассчитывать на успех в жизни. Другие люди не способны помочь ему в сложных жизненных ситуациях - только Высшие Силы, и связующим звеном между миром людей и миром духов, как правило, становился шаман.

К помощи шамана прибегали для лечения болезней и травм, предсказания погоды и воздействия на нее, предсказания будущего, военной, охотничьей и любовной магии, поиска потерянных людей и вещей, убийства или травмирования врага на расстоянии, а также создания предпосылок для общего блага племени. Однако, Сила шамана могла быть использована им и с антисоциальными целями, когда он прибегал к колдовству. В этом случае, для лечения последствий колдовства приглашали другого шамана, который сражался со злым шаманом на сверхъестественном уровне. Уважаемого шамана также могли приглашать для решения различных споров. Индейский шаман действует как посредник между миром людей и миром духов, но, в отличие от северного шаманизма, способы получения сверхъестественной Силы индейскими шаманами могли быть иными. Так, если у племен Великих равнин и чирикауа апачей, как и у народов Севера, для получения сверхъестественных Сил требовался личный контакт с Высшими Силами во время видений или трансовых состояний, то навахо и, в некоторой степени, западные апачи получали их посредством обучения у шаманов. Но, независимо от того, каким образом шаман получил свои знания, личный опыт общения с миром духов был обязательным условием. На сегодняшний день принято считать шаманизмом только практики, используемые азиатскими и американскими аборигенами.

Важно отметить, что любая церемония, проводимая шаманом, в большинстве случаев не концентрируется только на нем, его помощниках и пациенте. Любые шаманские церемонии являются коллективной попыткой помочь пострадавшему. На определенном этапе все присутствующие становятся активными участниками действа. Ритмичный бой бубнов, грохот трещоток и интенсивное пение, помогают шаману, пациенту и многим собравшимся людям войти в трансовое или пограничное с ним состояние. В процессе исполнения разнообразных ритуалов, шаман не только сливается со своей сверхъестественной Силой, но и разделяет ее с присутствующими. Об ощущениях прилива благоденственной энергии Силы рассказывали многие индейцы. С другой стороны, поддержка аудитории, несомненно, положительно влияет и на самого шамана, и на его пациента. Не удивительно, что многие ритуалы преследуют цель продемонстрировать наличие у шамана Силы, что, безусловно, оказывает сильный психотерапевтический эффект не только на больного, но и на всех собравшихся.

Как уже отмечалось выше, шаманизм не является отдельной религией, а лишь составляет сегмент различных религий, а шаманская концепция базируется на элементах той или иной религии и не более того. Шаман при этом, всего лишь член сообщества, который с помощью источников Силы (духов-покровителей) устанавливает взаимосвязь со сверхъестественным миром во благо своего народа и его отдельных представителей. Разделение на «естественное» и «сверхъестественное», принятое в европейской культуре, не было свойственно представителям индейских племен. Мифологические герои и существа, призраки, необъяснимые Силы, называемые в западной культуре сверхъестественными, животные, умеющие говорить на человеческом языке, и т.п. - все это было столь же реальным для американского индейца, как и любые объекты материального мира. Они не противопоставлялись миру, видимому человеческим глазом, а были частью его - частью реального мира, частью окружающей людей Вселенной. Именно от обитателей невидимого мира человек мог получить различные сверхъестественные Силы, которые впоследствии использовал либо во благо, либо во вред людям.

Но неверно было бы полагать, что индейцы безоговорочно верили раньше и верят сегодня каждому, кто заявляет о наличии у него Силы, полученной им от духов. Морис Оплер16 в 1941 году очень верно подметил, что сообщения о Силе того или иного шамана исходили от него самого, его родственников, друзей или успешно излеченных им пациентов. Оплер отмечал, что при всеобщем уважении к основным церемониям племени, среди чирикауа апачей существует скептицизм относительно наличия сверхъестественных Сил у того или иного человека. Но люди скептически относились не к самой идее как таковой, а лишь к неоправданному честолюбию отдельных псевдо-шаманов. Индейцы признавали, что любого настоящего шамана при лечении тяжелых заболеваний периодически могут постигать неудачи, но, в тоже время, в каждом племени существуют воспоминания о том, как люди объявляли о наличии у себя сверхъестественных способностей, попытки проявить которые заканчивались плачевно не только для них самих, но и для некоторых соплеменников. Весьма забавный случай рассказывали старики апачей. Некая женщина утверждала, что ей дана сверхъестественная Сила обнаруживать местонахождение врагов. Однажды ночью, когда люди опасались нападения солдат, они попросили ее провести свою церемонию и узнать, где они. Женщина провела ритуалы и, отойдя от места, где укрывались ее соплеменники, с важным видом поводила руками, после чего заявила: «Здесь никого нет. Все спокойно». Именно в этот момент ее и схватили подкравшиеся солдаты. Остальные апачи благополучно спаслись, но не благодаря ее сверхъестественной Силе, а лишь потому что видели, что с ней произошло.17

Кроме того, иногда, прикрываясь наличием сверхъестественной Силы, люди шли на прямой обман ради собственной выгоды. Апачи долго вспоминали случай, когда как-то раз попросили гостившего у них шамана узнать у духов о пропавших соплеменниках. Вечером тот пел, трясся в экстазе, а потом заявил, что для дальнейших поисков его Сила требует привязать в отдалении к востоку от лагеря хорошую, оседланную лошадь. Когда все было сделано, он продолжил петь, и его Сила якобы повела его во тьму на запад. Люди долго ждали его, пока один из них не воскликнул: «Я готов биться об заклад, что он отправился к лошади!» Его слова оказались пророческими - гость бежал, прихватив с собой их лучшего скакуна. Любопытно отметить, что сами апачи отмечали наличие «религиозного возбуждения» или «религиозного экстаза» у некоторых соплеменников во время проведения церемоний - некоторых начинало трясти, другие истошно хлопали в ладоши. По словам индейцев: «С вами происходит такое, когда вы воспринимаете религию слишком серьезно. Некоторые чирикауа считали это смешным и забавным».18

Но на памяти индейцев гораздо больше случаев, которые могут свидетельствовать о наличие у шаманов необъяснимых, по мнению белых людей, способностей. Было бы неправильным отвергнуть их только на том основании, что они не вписываются в наше представление о мире и не поддаются объяснению с позиции современной науки. В свое время западный мир также предавал анафеме методы китайской медицины, которые веками успешно использовались для излечения больных людей. Лишь к концу XX века многие из них (иглоукалывание, цигун и т.д.) были признаны эффективными, и очень популярны сегодня во всем мире, несмотря на то, что западная наука до сих пор не может толком объяснить принципы их воздействия на организм человека.

Существует многочисленный ряд необъяснимых проявлений Силы шаманов, которые взяты не из бульварной прессы, а из публикаций американских этнологов, историков и белых современников, чьи воспоминания не оспариваются современной наукой. Эдвин Дениг19, торговавший с индейцами северной части Великих равнин в период с 1833 по 1855 год, исходя из личных наблюдений, считал, что шаманы мало понимают в лечении, а выздоровление больных и пострадавших связано не с умениями краснокожих лекарей, а с их великолепным здоровьем и необычайно здоровым климатом, в котором они живут. «Индейцы получают опасные ранения, даже смертельные, и все же поправляются», - удивлялся он. Но, несмотря на свой скептицизм, в той же работе Дениг упомянул поразительный случай, который нельзя объяснить лишь великолепным здоровьем краснокожих: «Несколько лет назад мужчина из племени ассинибойнов был окружен тремя черноногими… три врага выстрелили в него и все три пули попали в цель. Одна сломала бедро, вторая голень другой ноги, а третья пробила живот и вышла навылет около почки и позвоночника. Черноногие бросились к нему, намереваясь скальпировать, резанули ножом по голове, и даже частично отодрали скальп, но ассинибойн продолжал яростно отбиваться. Тогда черноногие ударили его сверху вниз длинным копьем, наконечник которого вонзился несчастному под ключицу, и вошел под правые ребра на 30 сантиметров. Кроме того, они несколько раз пронзили его тело своими ножами. Сопротивляясь, ассинибойн сумел выхватить копье из рук черноногого и, тыча им в противников, вынудил их отступить на несколько шагов. Тем временем люди в лагере, услышав выстрелы и подозревая худшее, бросились на выручку. Враги бежали, а ассинибойны отнесли истекающего кровью раненого в его палатку. Спустя несколько дней лагерь кочевал мимо форта, и я видел раненого. Он пребывал в столь плачевном состоянии, что нельзя было ожидать ничего иного, кроме его смерти. Погода стояла чрезвычайно жаркая, раны его стали фиолетового цвета, дурно воняли и имели все признаки гангрены. Лагерь откочевал, а спустя некоторое время раненый поправился. Наполовину отодранный скальп поместили на место и он снова прижился… Этот человек все еще жив и… теперь соплеменники зовут его Тот, Кто Получил Много Ран».20 Любой современный врач подтвердит, что даже сегодня, несмотря на все успехи медицины, жизнь человека, получившего такие серьезные ранения, подвергалась бы большой опасности. Об эффективности шаманских методов лечения сообщали и многие офицеры армии США. Один из них, Джон Бурк21, писал: «Я могу упомянуть, среди многих прочих случаев, двух вождей апачей, которые поправились благодаря лечению своих шаманов, после того как наши военные врачи отказались от них».22 А другой боевой офицер, майор Фрэнк Норт,23 признавался, что, исходя из личного опыта, в случае ранения предпочел бы лечиться у хорошего шамана пауни, чем у обычного американского хирурга.24

Другой случай произошел в 1958 году, когда пожилая апачка попала в госпиталь, где ей был поставлен диагноз - смертельная форма туберкулеза. Не желая умирать в холодных стенах госпиталя, женщина попросила отпустить ее домой. Сразу же по ее прибытию домой, ее муж договорился о проведении церемонии Горных Духов - наиболее сильного лечебного ритуала западных апачей. Шаман в течение четырех ночей проводил церемонию. В первую ночь больная, прибывшая домой на носилках, смогла сесть и выпила немного бульона. Во вторую ночь она попросила еды. На третью ночь улучшений не произошло, но на четвертую она смогла встать и сделать несколько неуверенных шагов. В 1970 году ей было уже около семидесяти лет, она все еще была тяжело больна, но продолжала жить, несмотря на диагноз американских врачей, поставленный двенадцать лет назад!25

Сегодня, несмотря на возможность лечиться в современных больницах, многие индейцы предпочитают обращаться к своим шаманам. Один из навахов так выразил типичное отношение соплеменников к методам американских врачей и индейских шаманов: «Ты ложишься в госпиталь. Раз в день к тебе приходит врач, и проводит с тобой от трех до пяти минут. Он мало разговаривает с тобой, но задает много вопросов. Время от времени тебе дают немного лекарства, самую малость. Почти единственное, что они делают, так это кладут тебе в рот лекарство и проверяют твою температуру. Остальное время ты просто лежишь там. А шаманы помогают тебе постоянно - они дают много лекарства и поют всю ночь. Они совершают много действий над тобой и обрабатывают каждую часть твоего тела».26

Но шаман лечит болезни тела и духа не только с помощью лекарственных растений и различных процедур - шаманские ритуалы несут в себе несомненный психотерапевтический эффект. Как очень точно отметил один исследователь шаманизма: «Если проституция является самой древнейшей профессией, то второй по списку должна значиться психотерапия».27 На примере сиу из резервации Пайн-Ридж 1980-х годов можно хорошо проследить причины различного отношения современных индейцев к шаманам и врачам западной медицины в целом, и психотерапевтам в частности. По словам индейцев, психотерапевты смотрят на них свысока и, как и другие белые врачи, «практикуются» на них. Серьезной проблемой также является языковой барьер и индейцы (в основном старики), плохо говорящие на английском языке, идут к шаманам. Психотерапевты, как и другие белые врачи, обычно работают в резервации два-три года, после чего уезжают. Все это время они живут рядом с больницей, изолированные от индейского сообщества. В результате, взаимная изоляция приводит к взаимному недоверию. Как и в других обществах, психотерапевтов индейцы называют «докторами для сумасшедших» и, соответственно, существует некий барьер, который человеку следует преодолеть, прежде чем обратиться к такому врачу. А поскольку в резервациях все на виду, и сложно что-либо утаить от других, индейцы опасаются быть замеченными входящими в кабинет психотерапевта, боясь получить ярлык «сумасшедшего». С другой стороны, несмотря на то, что шаманский ритуал является событием публичным, в нем болезнь не называют такими «постыдными» терминами. Индеец, имеющий нервные расстройства, обращаясь к психотерапевту становится «сумасшедшим», тогда как отдающий себя в руки шамана всего лишь имеет некие проблемы, связанные с воздействием внешних Сил - колдовством или влиянием духов, но не с «больными мозгами». Исходя из практики общения с шаманами, индейцы считают, что излечение от недуга должно наступать почти сразу же, как это бывает после шаманских церемоний, и потому разочаровываются после посещения врача, поскольку не наступает немедленного исцеления. Кроме того, сбор медицинских анализов, по мнению индейцев, служит доказательством того, что врачи просто не понимают проблем пациента.28

Белые люди на протяжении нескольких веков пытались «цивилизовать краснокожих дикарей», и одним из способов достижения этой цели было обращение их в христианскую веру. Но североамериканским индейцам удалось избежать насаждения христианства насильственными методами. И причина того крылась не в доброте богобоязненных миссионеров, а в мировозрении самих краснокожих. Поскольку они верили, что все необычайные способности человека происходят от Высших Сил, по их мнению, и источник могущества белых людей не мог быть иным, и происходил от их Бога. Многие из них считали, что приобщившись к нему, можно было занять лучшее положение в меняющемся мире, и получить дополнительное превосходство над врагами. Именно любовь индейцев ко всему сверхъестественному, дарующему Силу, сделала некоторые племена легкой добычей для миссионеров. Некоторые племена даже посылали в поселения белых людей своих гонцов, с просьбой прислать к ним священников, способных обучить их новой религии. Когда в 1846-47 годах среди воинственных черноногих начал проповедовать первый христианский миссионер преподобный Николас Пойнт, он мало чем отличался для них от местных шаманов и колдунов. Они даже прозвали его Громовым Вождем, поскольку верили, что Пойнт может вызывать гром. Черноногие посчитали, что баптизм, который проповедовал Пойнт, служит для улучшения состояния духа, здоровья и т.п. - как, к примеру, индейская церемонии палатки потенья, и наиболее храбрые воины пришли к белому миссионеру, желая приобщиться к баптизму.29 Восприятие сподвижников христианства краснокожими выразил верховный вождь сиу Пятнистый Хвост: «Я всегда верил в Великого Духа и почитал его по-своему. Эти люди (миссионеры), как мне кажется, не хотели изменить мою веру в Великого Духа, а пытались лишь научить меня говорить с ним по-другому».30 Как писал американский историк Роберт Атли: «Столкнувшись с несомненными свидетельствами мощи белых людей, они (индейцы), в поисках этого могущества, закономерно обратили свои взоры к Богу белого человека. Но сделали они это не отрекаясь от своих прежних богов».31 Не удивительно, что многие влиятельные индейцы-христиане совмещали раньше и совмещают сегодня походы в церковь с шаманскими практиками.

В конце XIX века правительство США под страхом тюремного заключения запретило проведение шаманских ритуалов, но индейцы продолжали исполнять их тайно. Родолф Петтер, пастор из шайенской резервации, сообщал в мае 1926 года: «Благонамеренное правительство прибывает под впечатлением, что с уходом стариков в мир иной, все «шаманские практики» исчезнут без следа. Какое заблуждение! Сегодня в резервации живет около 160-180 шаманов, и не более 30 из них действительно старики. Постоянно появляются молодые шаманы, и даже вернувшиеся после обучения в школах32 люди, хорошо говорящие по-английски, становятся шаманами».33 На протяжении всего XX века индейцы продолжали обращаться за помощью к своим шаманам и едва ли можно сомневаться в том, что не приноси их методы ожидаемого результата, современные краснокожие граждане Америки давно бы перестали пользовались их услугами. Например, частота проведения шаманских церемоний среди западных апачей настолько высока, что только в местечке Сибикью в период 1960-1970 годов было проведено более 225 лечебных церемоний. И это очень много, ведь численность населения Сибикью до 1964 года составляла менее 750 человек.34 Только за четыре месяца 1965 года (с 1 июня по 30 сентября) там была проведена 41 церемония. В то время в Сибикью жило всего пять шаманов.35 У навахов положение дел мало отличается от апачского. Для примера можно взять оздоровительную церемонию навахов Ночной Путь, проводимую для заболевших людей. С помощью нее через шамана люди пытаются гармонизировать, сбалансировать и привести в порядок свои взаимоотношения друг с другом и с Вселенной (в навахском понимании). Так, в период 1984-1985 годов в резервации навахов только эта церемония проводилась 42 раза, а в 1986-1987 еще чаще. Потребность людей в Ночном Пути оказалась таковой, что ее проведение было расписано на два года вперед.36

На сегодняшний день шаманизм продолжает оставаться важной составляющей жизни представителей многих индейских народов, в том числе сиу, оджибвеев, пуэбло, навахов и апачей. Некоторые федеральные программы ставят своей целью объединить усилия американских врачей и индейских шаманов. «И в сердце, и в думах, средний индеец, живущий в резервации, все еще остается индейцем, корнями своими связанным с древней духовной традицией, противостоящей традиции западной», - пишет по этому поводу известный исследователь индейских религий Аке Хулткранц.


КОММЕНТАРИИ

1 Книги Линн Эндрюс и Сан Биэра выходили на русском языке.

2 Shame-man - англ. "shame" - "стыд, позор" и "man" - "человек".

3 Дхьяни Иваху, подобно многим другим псевдо-шаманам, выдает себя за чистокровную индеанку из племени чероки. Выпустила книгу «Голоса наших предков», в которой «делится секретами» шаманов чероки. (Ywahoo D. Voices of Our Ancestors. Boston: Shambala, 1987).

4 Walker J.R. The Sun Dance and Other Ceremonies of the Oglala Division of the Teton Dakota. P. 154.

5 Kelly I.T. Ethnography of Surprise Valley Paiute. P. 189.

6 Гриннел, Джордж Берд (1849-1938 гг.) Историк, антрополог, писатель. Его близкие контакты с индейцами начались в 1872 году, когда он сопровождал пауни во время их последней племенной охоты на бизонов. До конца своих дней Гриннел продолжал тесно общаться с индейцами, изучая их историю и культуру. Написанные им книги отличает глубокое знание предмета и чрезвычайно подробное описание различных сторон жизни индейцев Великих равнин.

7 Grinnell G.B. The Cheyenne Indians: Their History & Ways of Life. Vol. 2. P. 87.

8 «Святой муж» - высшая степень религиозного практика у индейцев сиу.

9 Walker J.R. Oglala Belief and Ritual. Pp. 67-68, 73.

10 Whitman W. The Oto. P. 103.

11 Муни, Джеймс (1861-1921 гг.) Антрополог. В 1885 году стал членом Смитсоновского бюро этнологии и последующие 36 лет изучал культуру различных индейских племен, включая чероков, кайовов, шайенов и сиу. Его опубликованные работы отличаются углубленным знанием предмета и до сих пор служат источниками для историков и этнологов.

12 Wood T.B., Bache F. Dispensatory of the United States of America. 14th ed., Philadelphia, 1877.

13 Mooney J. The Sacred Formulas of the Cherokees. Pp. 327-330.

14 Vogel V.J. American Indian Medicine. Pp. 28-29.

15 Cooper G. H. Development and stress in Navajo religion. Pp. 49-50.

16 Оплер, Морис (1907-1996 гг.) Американский антрополог, изучавший культуру и быт чирикауа апачей.

17 Opler M. An Apache Life-Way: The Economic, Social, and Religious Institutions of the Chiricahua Indians. Pp. 313-314.

18 Ibid., p. 315.

19 Дениг, Эдвин (1812-1858 гг.) В 1833 году начал работать на Американскую пушную компанию в верхней части реки Миссури, штат Монтана. Был женат на двух женщинах из племени ассинибойнов. В 1843 году помогал всемирно известному натуралисту Джону Обудону собирать образцы для его коллекции. В 1849 году Дениг стал главным управляющим форта Юнион. За 25 лет, которые он провел среди индейцев, Дениг близко познакомился с их жизнью и обычаями. После смерти Денига были опубликованы его работы «Пять индейских племен верхней части реки Миссури: сиу, арикары, ассинибойны, кри, кроу», и «Ассинибойны», которые содержат обширный материал по культуре и истории этих племен.

20 Denig E.T. The Assiniboine. Pp. 427, 429-430.

21 Бурк, Джон Грегори (1846-1896 гг.) Офицер армии США времен войн с индейцами Равнин и Юго-Запада, историк. Апачи звали его Капитаном Кактусом. В составе сил генерала Джорджа Крука сражался против враждебных апачей, сиу, шайенов и других племен. Во время своей армейской карьеры, Бурк постоянно собирал информацию о всех индейских племенах, с которыми встречался, и среди которых имел много друзей. В 1880-1881 годах, при финансовой поддержке Смитсоновского бюро этнологии, был направлен изучать племена юго-западных штатов. Среди его замечательных работ по истории и культуре индейских племен - «Кампания против апачей», «На границе с Круком» и «Шаманы апачей». Бурк открыто высказывал свое мнение о том, что политика правительства США по отношению к индейцам, была несправедливой.

22 Bourke J.G. The Medicine-men of the Apache. Pp. 464-465.

23 Норт, Фрэнк (1840-1885 гг.) Офицер армии США, разведчик и переводчик, свободно владевший языком пауни. С 1864 года командир отряда разведчиков пауни, набранного американскими властями для охраны западной части Небраски от нападений враждебных сиу и шайенов, а также спасения белых женщин и детей, захваченных индейцами во время набегов и рейдов. В том же году руководил батальоном пауни во время кампании против сиу. Участник многочисленных сражений с враждебными индейцами. Пауни горячо и преданно любили Фрэнка Норта, называя его Белым Волком и Вождем Пауни. «Он был их командиром, - писал Джордж Гриннел, - и в то же время их братом и другом».

24 Clark W.P. The Indian Sign Language. P. 252.

25 Basso K.H. The Cibecue Apache. P. 32.

26 Kluckhohn C., Leighton D. The Navaho. Pp. 99-100.

27 Torrey E.F. The Mind Game: Witchdoctors and Psychiatrists. P. 172.

28 Powers W. K. Beyond the Vision: Essays on American Indian Culture. Pp. 133-134.

29 Ewers J.C. Plains Indian History and Culture: Essays on Continuity and Change. P. 10.

30 Dodge R.I. Our Wild Indians: 32 years personal experience among the Red Men of the Great West. Р. 112.

31 Utley R.M. The Last Days of the Sioux Nation. P. 34.

32 В конце XIX века правительство США организовало специальные школы-интернаты для индейских детей, в которых они проводили несколько лет вдали от сородичей. Целью обучения было «сделать их цивилизованными». Детям запрещали не только поклоняться своим богам и следовать обычаям своего народа, но даже говорить на родном языке. В случае нарушения этих правил, они подвергались телесным наказаниям.

33 Powell P.J. Sweet Medicine. Vol. 2. Р. 350.

34 Basso K.H. The Cibecue Apache. P. 47.

35 Basso K.H. Western Apache Witchcraft. P. 27.

36 Faris J.C. The Nightway: A History and a History of Documentation of a Navajo Ceremonial. Pp. 81, 235.